Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

rebrik

ПРЕОБРАЖЕНСКИЕ ПРАВИЛА


(новый извод)    :)

Завтра Преображение Господне. Сегодня вечером служим Всенощное бдение и наполняемся светом фаворским настолько, насколько способна принять его на день сей душа наша.
Любое церковное торжество окружено традициями благочестивыми, радостью духовной, утверждением в вере и… суевериями.
Поэтому, считаю необходимым, опубликовать основные «Правила дня», сугубо для Преображения Господня, которое наш благочестивый, но, как и прежде, немного суеверный народ, называет яблочным Спасом.

Collapse )
rebrik

О бедной кукушке замолвлю я слово...

Знаете, почему кукушка свои яйца в чужие гнезда определяет? По одной простой причине: на Благовещение данная птичья особь решила гнездо изготовить. Естественно об этом безобразии было тут же доложено «наверх» и мгновенно вынесен приговор: пока мир сей существует кукушкам гнезда не иметь.
Жалко птичку, как жалко и тех, кто в данную галиматью верит, хотя кукушка, в отличии от иных утверждений, все же существо сострадательное.
Один из величайших Праздников христианства – Благовещение Пресвятой Богородицы оброс такой гроздью суеверий и примет, что для не отягощенного основами веры, а таких у нас и по сей день великое множество, смысл события 7 апреля толком и не понятен.

Collapse )
rebrik

Увидимся!

Есть у Жуковского стих, который не часто вспоминается, а многим вообще неизвестен. Это стихотворение написано поэтом сразу же после похорон А. Пушкина.

Он лежал без движенья, как будто по тяжкой работе

Руки свои опустив. Голову тихо склоня,

Долго стоял я над ним, один, cмотря со вниманьем

Мертвому прямо в глаза; были закрыты глаза,

Было лицо его так мне знакомо, и было заметно,

Что выражалось на нем, — в жизни такого

Мы не видали на этом лице. Не горел вдохновенья

Пламень на нем; не сиял острый ум;

Нет! Но какою-то мыслью, глубокой, высокою мыслью

Было объято оно: мнилося мне, что ему

В этот миг предстояло как будто какое виденье,

Что-то сбывалось над ним, и спросить мне хотелось: что видишь?

Это желание поэта спросить «что видишь?» — отнюдь не пафосный оборот и не прием для усиления драматичности. Действительно, очень часто на похоронах есть желание подобный вопрос задать, когда на лицо усопшего смотришь. Даже священнику, для которого погребение — обычное, а для некоторых — почти повседневное «дело», знакомо это вопрошение. Оно от количества тобою отпетых никуда не денется. Без сопереживания чин отпевания лишь у тех в рясы облаченных, кто требы определением «работа» считает. Слава Богу, таких немного.

Особо в дни поминальные хочется узнать: что видите? 

Collapse )
rebrik

Микстура от фарисейства

к завтрашней проповеди

О фарисеях опасно рассуждать. Отвлеченно – менторство, приближённо к объективной действительности – сам в фарисейство скатиться можешь. Но все же есть два вида фарисейства о которых грех не поговорить.

Первое – политическое. Мы в обществе живем, и сколь о горнем не думай, в горисполкоме или муниципалитете, а также в пенсионном фонде без нас не обойдутся, как и мы без них.

Итак, фарисей - политик.

Данную категорию фарисеев Леонид Филатов во всей полноте показал: «Утром мажу бутерброд – Сразу мысль: а как народ? И икра не лезет в горло, И компот не льётся в рот»! Хотя народ видит, что лезет в рот бутерброд, и хорошо лезет.

Чем больше у государственного человека пафоса в громогласных рассуждениях, чем чаще спрягается и склоняется в его речи слова «народу нужно», «народ требует» и прочее с «народом», тем яснее фарисейская тога

Церковное (обычное, приходское) фарисейство - это, прежде всего, «вычисление» грехов иных, рядом с тобой молящихся. Это также набор личных правил, которые, как выясняется, всем поголовно  необходимо исполнять. Фарисей и тот, кто, подымая указательный палец вверх, обличает в храмах неправильно одетых, густо накрашенных, «не так» крестящихся, не любящих царя или читающих не те книги…

Бесконечное слово «должен» в проповедях некоторых священников, тоже зачастую с фарисейской закваской. Вообще нашей поповской братии, как по мне, надобно поменьше эту глагольную форму «должен» употреблять. Чем чаще ее повторяешь, тем меньше тебя слушают. 

Collapse )
rebrik

о печальном

Похоронил, вернее, присутствовал в Симеизе на мусульманском погребении моего доброго, искреннего, любимого друга, крымского татарина Сияра Искандеровича Мустафаева, с которым были знакомы последние 15 лет. Кроме горести утраты и искреннего сочувствия родственникам, детям и внукам Сияра есть и иное...
Правильно говорит протоиерей Дмитрий Смирнов: в этом мире мусульмане нас победят.
PS. На снимке, наше последнее совместное фото с Сияром, весной этого года. Он уже тогда болел...



rebrik

Успенский пост



«Некоторые, впрочем, говорят, что Успенский пост учрежден по случаю двух праздников, то есть Преображения и Успения. И я также считаю необходимым воспоминания обоих этих двух праздников, одного – как подающего нам освящение, а другого – умилостивление и ходатайство за нас»
(св. Симеон Солунский).

Итак, изначально – освящение Богом урожая этого года. Ведь сколь ни совершенствуй технологии, как ни придумывай различные пищевые заменители и добавки, если Господь не благословит произрасти и не освятит плоды, Им данные, то вкушать нам нечего будет.
Это факт всем понятный.
Затем ходатайствуем пред Пречистой, чтобы уговорила Она Сына Своего нас помиловать.
Почему именно в эти дни? Так ведь зима впереди. В дни холода и замирания природы одной шубой и печкой не обойдешься. Потрудиться надобно, чтобы не дуло, не мочило и не замерзало.
В государственных и светских организациях мероприятия к грядущей зиме еще весной разрабатывают, чтобы после счета осенних цыплят авралы не устраивать. Да вот беда: как ни планируй, без очередных ежегодных «катаклизмов» не обходится. Человек же духовный, православным себя определяющий, прекрасно понимает, что без Бога зиму можно и не пережить. Обращаться же к Нему в дни скоромного отдохновения толком не выходит.
Так что Успенский пост – мудрое установление. Рискну даже добавить к словам святительским народное определение: «Успение – ума прозрение».
Для священника же после празднования трех праздников Спаса и Богородичного Торжества детские глазенки на молебнах пред началом учебного года о многом говорят и искренне молиться невольно заставляют.
Золотая осень лишь для тех «отговорит березовым веселым языком», кто стрекозу крыловскую, которая «лето красное пропела, оглянуться не успела, как зима катит в глаза», помнит.

Успенский пост установление древнее, но он всегда актуален и вполне современен.
Доброго поста! Давайте постараемся приумножить наши духовные таланты. Они у каждого есть…

rebrik

22 июня


День памяти. Я родился через 9 лет после разгрома нацистов. Но моей семьи война коснулась всей своей звериной жестокостью.
Сегодня на панихиде вспоминал имена моих родных. Не только тех, кто погиб на фронте, но и всех, кто умер уже после Победы.
Понимание войны, которое было в детстве и юности сейчас совершенно иное, менее пафосное, но более конкретное. 14 и 15 годы уже этого века внесли свою корректировку о том, что такое война. Она намного страшнее и трагичнее, чем представлялось и понималось.
И все же, сегодня именно 22 июня.
Помянем и помолимся.


В качестве ретроспективы, мой давний рассказ.


О каске, патронах, виселице и Победе

Бабушкин Шарик имел собственную тарелку. Ею была немецкая каска. Летом, когда на каникулы в деревню съезжались городские внуки и внучки, к категории которых и я принадлежал, мы этот сервис собачьего быта у Шарика уперли и на берегу речки расстреляли, как фашиста, из самопалов.
Дядька Вася самодельное оружие у нас позабирал, чувствительных подзатыльников всем определил, не разбираясь, где «свой», где «чужой», и сказал, что в селе хватит одного одноглазого.
Одноглазым был сам дядька Вася. Когда немцы вместе с итальянцами в сорок втором в сторону Харькова убежали, то в хате, где они всю зиму и весну обитали, несколько гранат забыли. Вот он их и разряжал, пока запал в руке не разорвался и пальцы ему не оторвал и глаз не выбил.
Самопалов было жалко. Но услышали мы, как бабушки наши, обсуждая вечером баловство своих «онуков», разговор вели о патронах, которые, в аккурат, за колхозным подвалом в великом множестве когда-то валялись.
Действительно, валялись. Чуть сверху травяным дерном прикрытые. Мы их ведро наковыряли. И на рельсы положили, перед тем, как по нему вечерний матовоз (дрезина с мотором и будкой, людей перевозящая) из райцентра в деревню идти был должен. Очередь получилась отменная. Вся деревня всполошилась. Как дед Федот сказал, будто опять бой под курганом начался. Дед Федот врать не будет, он всю войну на передовой пробыл. Причем началась у него эта передовая именно здесь, у кургана, около дома родного…
Всыпали нам за эти патроны намного серьезней, чем за самопалы, но охоту «повоевать» не отбили.
Да и как без войны жить 10-летнему мальчишке, если в сарае-хлеву, где корова с теленком жила верхняя балка крыши удерживалась противотанковым ружьем, вот только без затвора, а у отца родного где-то рядышком был спрятан пистолет. Точно спрятан. Сам я лично видел, как папка его разбирал да смазывал…
О войне нам рассказывали много. Но почему то в воспоминаниях этих все больше о голоде, холоде, да похоронках речь велась… Ни тебе «Ура» громогласного, ни засад, ни подвигов.
— Ба, — спрашиваю, — а ты что при немцах делала?
— Да в колхозе работала, внучек, — ответила бабушка.
— На немцев? И тебе не стыдно?
— Так он пришел, немец этот, — рассказывала далее бабушка, — на майдане, в правлении и школе расположился, и всю ночь топорами и молотками стучал, да дерево пилил.
— Ну и что?
— Как что, онучек? Утром нас всех на майдан собрали, а там виселица с тремя веревками. Кто, сказали, на работу не пойдет, тот тут висеть будет.
— Я бы не пошел — уверил я бабушку.
Это было в году 62-ом или 63, то есть лет двадцать после того, как ушла с тех родных мест война.
Она коснулась семьи нашей всей своей звериной ненасытностью и, слава Богу, что я пережил ее только в рассказах стариков, да отца.
В простых разговорах тех, кто воевал, было мало пафоса и ударений. Несравненно больше я слышал о горе, грязи, ранах, смерти и потерях. Но никогда в этих рассказах не было и тени сомнения в нужности, необходимости и желанности Победы. Наши не могли не победить, и они сделали это.

rebrik

САМЫЙ ДОБРЫЙ СВЯТОЙ

                               

«Делать добро», «творить добро», «быть добрым человеком», «совершить добрый поступок»… еще много можно словосочетаний найти, где «добро» во главе стоит.
Поговорок же с пословицами, с добром связанных, не счесть у народа нашего. Каждая эпоха свои создает. И хотя времена меняются, знания прибавляются, технологии улучшаются — все так же живо и непоколебимо вечное понимание, что Добро побеждает зло, как и во все века народу нашему известно, что Добрые дела и по смерти живут.
Самое простое понятие «доброго дела» в Нагорной проповеди Христа раскрывается. Помните: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Матф.5:42)?
Когда же возникает необходимость привести пример доброго делания из истории нашей Церкви, то здесь сомнений нет — святитель Николай, Мир Ликийских чудотворец.
Есть множество свидетельств о реальном участии святителя Николая в жизни верующих, причем, не только из «преданий старины глубокой», но современных, сегодняшних. Необязательно искать примеры его удивительной помощи только в многочисленных сборниках, книжках и брошюрах о святителе, достаточно к прихожанам обратиться. Обязательно расскажут, как Никола помог, выручил или от горя и зла уберег.
Так почему же он столь почитаем и любим? Ответ один — святитель Николай есть воплощение добра. Не искал архиерей Мир Ликийских благодарности, защищая невинных и помогая обездоленным, не требовал почестей, наград и всеобщего признания, как и, наверное, не согласился бы он с поговоркой, что Добро — дело наживное, потому что творить добро, было и есть для него естественное состояние…
Каждому нравится доброе к нам отношение, но вот в собственном безоглядном творении добра особые успехи не всегда просматриваются, отсюда и иная поговорка, которую бы святитель Николай не одобрил: Бывает добро - да не всякому дано. Неверно, всем дано, поголовно. Отсутствует лишь там, где Бога нет или в тех сердцах не поселилось, которые лишь в себе источник жизни, успехов и счастья видит.

Есть еще присказка: Добро не лихо — ходит тихо. И действительно, там, где гул, гам, ликование, шумные радости и прочие веселья телесные, добро не приживается. Добрые дела тишины требуют и веры обязательной. Недаром наше повседневное вечернее богослужение, за день прошедший благодарение, с гимна «Свете Тихий» начинается.
И еще одна черта добра святителя Николая удивительна и во все века человеку полезна. Он не искал тех или того, кому помочь, Господь Сам ему указывал и подсказывал, видя его предрасположенное к милости сердце.
А у нас?
Помните фильм-сказку «Морозко»? Бегает Иван с мордой медвежьей по горам да лесам и ревет во всю глотку «Кому доброе дело сделать?» Недалеко мы, да и я тоже, ушли от Ивана. Выбираем все: этому помогу, этому не дам, а к тому вообще не подойду. Хотя ведь знаем, что говорится в народе: Делай добро и жди добра.
Может быть, я и не прав, но мне все же кажется, что знаменитое пригласительное «Добро пожаловать!» по-иному для православного звучать должно. Вот так: «Добро! Пожаловать!»

С праздником святителя Николая!
rebrik

С Праздником!


«Владеешь ты всерадостною тайной:
Бессильно зло; мы вечны; с нами Бог»


Это строки из стихотворения Владимира Соловьева. Написаны они к Рождеству Христову, но свое таинственное начало Рождество берет со слов ангельских, которые мы завтра прочтем на праздничной литургии:
«И сказал Ей Ангел: не бойся, Мария, ибо Ты обрела благодать у Бога; и вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус.» (Лук.1:30-31).
Начало нашей вечной жизни именно в этом смиренного принятом Девой Марией благословении: «се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему», поэтому и поем в тропаре: «Днесь спасе́ния на́шего глави́зна».
Встретим же Праздник с молитвенной радостью!
Матерь Божия, Пресвятая Богородица, не оставляй нас в этой земной жизни, помогай нам в достойном несении христианского звания, когда же предстанем пред Сыном Твоим и Богом нашим, умоли Его, чтобы Он не помянул согрешений наших, и сподобил Царства Отца Своего Небесного.
Радуйся, Благодатная, Господь с Тобою!