rebrik

Category:

И горний ангелов полет

Православный праздник, в сути своей, всегда есть соединение двух миров – Божественного и человеческого. В церковной проповеди мы часто их обозначаем определениями «горний» и «дольний». Да что там обозначаем! Если реально, осознанно и искренне участвуешь в богослужении, то данное соединение ощущаешь сам, лично. Праздничная же служба, где торжественность воспоминаемого события усугубляется личным ликованием и пониманием, что для данного торжества не применимо определение «прошлое», подчеркивает нашу собственную вечность.
Происходит то, что когда то произошло с пушкинским пророком, после его судьбоносной встречи с шестикрылым серафимом:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
«Лоза дольняя» не потому у Александра Сергеевича так называется, что растет в долине. Нет. Тут она характеризует все то, что миру земному принадлежит, что материального происхождения. Она противопоставлена неземному, небесному, духовному, горнему миру. Тому, где слышно «ангелов полет».
И да простит меня поэт великий, но как только перечитываю или вспоминаю этот стих, то тут же ассоциация возникает: лоза – вербное воскресение – Вход Господень в Иерусалим.
Вот только последовательность эта, во времена нынешние, не по восходящей идет: от ветки ивовой (вербной лозы) к воспоминанию шествования Христа на ослице в ликующий Иерусалим, а как раз наоборот. Лоза, к сожалению, стала не только праздничным атрибутом, а главным действующим символом Входа Господнего в Иерусалим.
Напомню не искушенному читателю, что, за пять дней до Собственной Смерти и за шесть до Своего Воскресения, Господь наш въезжал в древний Иерусалим. Его встречали как Царя, который, по мнению многотысячной толпы, освободит Иерусалим от римского господства и даст народу еврейскому право самим быть господами и хозяевами. Встреча царя всегда предусматривает ликование и определенные действия его отражающие. В те годы, обязательным условием встречи лиц царского рода, было устилание их пути коврами, цветами и пальмовыми ветками. Естественно, ковры стелили богатые, которых всегда мало и не только потому, что богатство не любит многочисленность, но еще и оттого, что богатству очередная смена власти всегда прискорбна. Цветы бросали середняки, количество которых тоже невелико, да и цветы всегда в цене, независимо от века проживания. Бедным же, кроме самых красивых ветвей неприватизированных деревьев под ноги царствующей особе и бросить то, по существу, нечего. В Иерусалиме в те дни таким деревом была пальма. Ликовали в Иерусалиме в те дни искренно, особенно бедняки, поэтому ветвей набросали много.
На Руси великой, пальмы заменила верба, дерево весенней радости и надежды.
Казалось бы, антураж праздника, его внешнее украшение, должны исполнять лишь свою второстепенную, оттеняющие роль, но тот, об избавлении от которого мы по нескольку раз в день молимся, то бишь лукавый (сущность хитрая и всегда современная), в очередной раз вмешался. Именно он смог сместить смысл торжества, с переживания встречи с Богом Царем, на второстепенное украшение данного праздника, на ветки вербы.

Внутренне мы понимаем, что язычество пережить нельзя, оно испокон веку было и до скончания века будет. Все история библейская с ним боролись и два тысячелетия христианство войну данную продолжает. И все же вербой вышло похлеще, чем с ножом и всем круглым на Усекновение или с гаданиями на Крещение.
Чего только не привнесено и не навешано на хрупкие весенние веточки с распускающимися почками! Тут тебе и сила целительная, и детей зачатие, и бури укрощение, и огня усмирение, и даже града прекращение. Ничего более для жизни не надобно. Ни молитвы, ни поста, ни труда. Просто сходи в вербное воскресенье в церковь, веток побольше набери и все годовые проблемы решены будут.
Хотя, одна сугубая примета данного дня мне очень даже по душе: молодежь вербой данной отхлестать рекомендуется. Это вам не ремень для наказания, а вполне «святое» действо, которое ни одна ювенальная юстиция не остановит.
Наверное, каждому священнику ни один раз приходилось выслушивать по телефону просьбу: «пару веточек оставить». Спрашиваешь, а чего сам-то в храм Божий субботним вечером накануне праздника не заглянешь, или утром в воскресенье? В ответ стандартное объяснение, с Евангелия известное: быков купил, жену привел, на торжище надобно. Некогда…
Вот это «некогда» и привело к тому, что вместо веры – суеверие, что из-за отсутствия горнего в душе, земная ветка, пусть даже красивого дерева, стала главней входящего в Иерусалим и в нашу жизнь Христа.
Церковь многие добрые народные обычаи ввела в свой обряд, она заменила их языческое наполнение, на добрые, человеколюбивые образы и понимания. Иначе и быть не могло, душа то наша по природе своей христианка, но чтобы лукавый не привнес в нее разлад, нужно все же помнить, что вербное воскресение, это Вход Господень в Иерусалим, а не высокотехнологический процесс превращения обыкновенных веток в «святые» идолы.
Поймем, и небесное соединиться с земным.
Поймем, и сможет увидеть «горних ангелов полет».
Поймем, и уже, даже через печальную Страстную седмицу увидим зарю Христова Воскресения.
С праздником Входа Господа нашего в Иерусалим!

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.