protoierei Alexandr (rebrik) wrote,
protoierei Alexandr
rebrik

Мой приход - читающий

мое интервью на сайте Издательского Совета РПЦ

Книга протоиерея Александра Авдюгина «Отец Стефан и иже с ним», вышедшая в издательстве Сретенского монастыря, стала победителем в номинации «Лучшее художественное произведение» конкурса изданий «Просвещение через книгу»



Как Вы стали священником? Как Вы стали писателем?

Эти те два вопроса, которые ввергают меня в серьезный ступор. Ответить однозначно и четко, типа «Господь привел» и «Бог даровал» (а это именно так), значит некорректно отнестись к тому, кто спрашивает и желает услышать последовательный рассказ, как бывший инженер пришел к Престолу и начал сочинительством заниматься. Но любой жизненный шаг имеет массу понимаемых и пока не понимаемых причин, следствий и предпосылок, разобраться в которых и мне непросто, а изложить вкратце, конкретно и четко вообще невозможно.

И все же есть главное, без чего было бы неисполнимым ни первое, ни второе: к священству привели меня книги, к серьезным занятием литературой – священство. И первое, и второе было бы невозможным, если бы Бог не благословил мне встречу с именно теми людьми, которые с любовью, подсказками и ненавязчивыми наставлениями взяли под руку и повели… Помните, как при рукоположении возглас «Повели!», так и в жизни.

Изначально приходской священник из небольшого белгородского поселка повез меня в недавно открытую Оптину пустынь, где я задержался почти на год, пытаясь понять, насколько искренни эти странные люди в черном и почему у них при любых обстоятельствах светлые и с любовью смотрящие глаза. Затем игумен (ныне архимандрит) в Оптиной по какой-то только ему известной причине решил, что я могу и должен быть священником и, предложив мне поработать в издательском отделе, именно к пастырству меня и готовил. В конце 90-х по монастырской рекомендации митрополит Луганский Иоанникий (тогда епископ) рукоположил меня в священнический сан с условием, что в самое ближайшее время я поступлю на заочное отделение семинарии. Так всё и определилось, поэтому могу лишь с уверенностью повторить: Господь меня к иерейству привел делами и руководством тех, кто Ему уже служил.

С писательством проще. Наша семья не мыслила свою жизнь без книги. С малолетства я ими был окружен. Сейчас, в эпоху гаджетов, о житейской истине, что книга – главный подарок, мало кто знает, но это было именно так. Книжке радовались. О ней рассказывали, ее перечитывали, печалились, когда не возвращали вовремя. Да и не просто в пору моего детства было найти и купить хорошую книгу. Наверное, именно поэтому ведение дневника, выписки понравившихся цитат, составление каталогов прочитанного и списка, что еще надобно прочесть, были само-собой разумеющимся действом.

Затем в старших классах школы началась эпоха Марии Ивановны, моей учительницы по русскому языку и литературе. Что-то она увидела в моих сочинениях… Много со мной занималась и смогла научить излагать, рассуждать и делать выводы без юношеского сумбура и максимализма.

Советское время – оно далеко не однозначным было, как нынче любят представлять.

Когда же во главе угла стал Господь, предо мной открылась не только книжная сокровищница православия, но и человек во всей его полноте чувств, переживаний, стремлений и надежд. Верующий в Бога всегда стремится к симфонии своего внутреннего и внешнего «я», то есть старается не казаться, а быть тем, что он есть на самом деле. Священническое служение позволяет услышать и увидеть, как преодолевается разлад между телом и душой, как мы уходим от повсеместного принципа «мыслю одно, говорю другое, делаю третье». Далее все просто: изложить то, что увидел и узнал, на бумаге, тем более что как раз в это время священнической зари Господь посылает мне Юлию Николаевну Вознесенскую. Именно она увидела мои первые зарисовки, небольшие очерки и размышлизмы в интернете, собрала их в охапку и отнесла в издательство «Лепта». «Приходские хроники» стали первой серьезной книжкой, вышедшей в известном издательстве.

Как создавалась книга «Отец Стефан и иже с ним»?



Отец Стефан «родился» где-то в первых годах этого века и постепенно вместе со мной рос, учился, служил и прочими делами занимался. Это отнюдь не автобиография, хотя некоторые сюжеты и истории взяты из личных встреч и событий.
Когда рассказов именно об отце Стефане стало «хватать» на их отдельное издание (некоторые из них вышли вразнобой в трех моих предыдущих книгах), издательство Сретенского монастыря предложило издать «всего Стефана» в своей знаменитой «зеленой» серии, дополнив другими работами, с главным героем не связанными.

Какие книги Вы любите читать? Что чаще всего советуете читать своим прихожанам?

Между книжными полками и аналоем у меня в комнате есть тумбочка, на которой лежат те книги, которые я «сейчас» читаю. В любое время, если их перебрать, в большинстве окажется русская классика. Как Мария Ивановна еще в школе любовь к «преданьям старины глубокой» мне привила, так данное пристрастие, в хорошем и добром понимании этого слова, никуда не делось. Из современной литературы читаю и советую иным практически все книги из отмеченной ранее «Зеленой серии надежды», произведения Олеси Николаевой и Евгения Водолазкина. Люблю книжки Павла Басинского, собираю бесконечную (и слава Богу!) чреду ЖЗЛ-овских книг, касающихся биографий литераторов, исторических личностей и тех, кто в той или иной мере мне интересен.

Мой приход – читающий. И неудивительно, большинство преподаватели школ, гимназии и техникума вкупе с медработниками, плюс предприниматели «средней руки». В общем – интеллигенция провинциального городка, которая еще не разучилась книжку любить. Так что много томиков добрых, полезных и нужных книг «путешествуют» по рукам. Даже очередь существует.

Не столь давно вот такая история приключилась: обратил внимание, что нет на полке двух книг Достоевского – «Преступления и наказания» и «Бесов». Спросил после службы:
– Кто взял, у кого книги?
Тут же отозвался алтарник:
– Батюшка! Преступления у меня, а ваших бесов я не брал!

Своих прихожан Вы знаете и в относительно спокойные времена, и во времена тревожные и опасные. Трудности меняют людей? Или суть человека остается та же?



Суть человеческая у нас на Донбассе именно сейчас и выявляется.

Когда осенью и летом 14-го вокруг всё грохотало, не было воды, связи, не слышно детских голосов, многие выехали, свет часто отключали, а храмы были полны. Все ходили с пятилитровыми баллонами: а вдруг где-то воды можно будет набрать. Те, кто имел возможность, бурили скважины (это очень дорого, вода глубоко), а затем просто открывали доступ всем и вся, хотя есть и те, кто думал только о себе… Слава Богу, их очень мало.
И еще удивительное – все друг с другом здоровались, а водители немногочисленных автомобилей, которые во времена мирные раздражались при виде наших крестных ходов, в то военное лето останавливались, из машин выходили, крестились, кланялись и на коленки становились.
Есть у народа нашего то, что именно в дни испытаний проявляется – умение не отчаиваться. Это то Божье, что имеет каждый, даже при его уверениях, что он человек неверующий.
В дни испытаний все захожане четко и одновременно в прихожан превращаются…

Беседовала Валентина Курицина


Tags: интервью, творчество
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments