protoierei Alexandr (rebrik) wrote,
protoierei Alexandr
rebrik

ИГУМЕН ПАВЕЛ (ВОЛГИН) (ЧАСТЬ III)


Продолжаю расшифровывать записи воспоминаний о игумене Павле Волгине.
Первая часть ЗДЕСЬ.
Вторая ЗДЕСЬ
Текст передаю без редактуры.


Николай Васильевич Маликов с Красного Луча, сын Нионилы Ивановны рассказывает.
Это было в 1955 г. мне было лет 20. Я поехал в Дьяково пошел сразу до старца Павла (он называет его старцем никто не знал игумен какого монастыря) сказал ему что я сын Нилы Ивановны он обрадовался обнял меня и предложил пойти на речку искупаться. День был жаркий, и мы пошли. Речка была у них в огороде , мы идем а он меня так по-отцовски прижимает к себе, а мне так это приятно, я рос без отца. Я пошел купаться а он за мной наблюдал с берега. В Красном Луче я работал слесарем и когда строили ограду я делал калитки, ворота, кресты на воротах и на куполах. Потом делали ремонт в храме. Батюшка любил сидеть на порожке на стульчике. И я ходил то в храм, то с храма и как только прохожу, батюшка мне говорит:
- Коля, надо купол расписывать. А я говорю:
- Батюшка, я не занимался такими работами, у меня не получится, - и так раз 10 пробегу, он опять мне:
- Коля, надо купол расписывать.
Батюшка благословил мне дощечку и я начал с Отца Саваофа. Несколько раз переделывал, а батюшка:
- Хорошо, Коля, хорошо.
А я же вижу что не совсем хорошо. Та так и расписал купол, 4х апостолов Евангелистов, потом Страшный Суд, потом Антония и Феодосия на дверях. Иоанна Милостивого в притворе и Духа Святаго на потолке. Мне помогали Анна сестра и Ксения.
Бывает, сидит батюшка на ступеньках и молится, молодежь происходит к нему, на мотоциклах приедут с Антрацита и с села, он с ними беседует рассказывает им, а они посадятся у его ног и слушают.
Бесноватых к нему много ходило, он их всех принимал и вычитывал.
Жил в Красном Луче художник Квитка, он писал иконы и присылал их в храм, тогда было гонение и женщины ночами носили иконы по 3-4 человека. Однажды работаем мы как обычно, а батюшка сидит на ступеньках молится , вдруг встает идет в алтарь одевает белую пасхальную ризу берет кадило, крест выходит на порог и стоит молится. Прохоровна говорит ему:
- Батюшка ну что вы такую белую ризу одели тут ремонт, - а он ей:
- Ничего Прохоровна - и стоит молится.
Потом зовет ее:
- Прохоровна - иди звони, - а она ему:
- Та чего это село полохать? А он ей:
- Звони, звони Прохоровна, трезвонь и ворота открывайте. Она начала звонить открыли ворота, и тут из-за бугра выходят женщины несут икону. Все стали на колени по обе стороны молятся, бесноватые кричат, качаются в пыли.
На панихиду приносили много продуктов, он отложит для рабочих, остальное поделит, говорит:
- Вот это отнесите погорельцам , а это туда там детей много. Обед как готовили, он любил чтоб всегда она столе был квас.
Как идет с ним по улице, бабки на лавочках сидят, он до всех подходит поклонится и расспрашивает как дочка, как сынок и за всех расспрашивает, и за всех молится, и так идем от лавочки до лавочки. Я сначала думал, что он любопытствует, а потом вижу он всех их знает.
Ехала машина остановилась подходит шофер здоровается, а батюшка ему:
- Федор, во вторник на работу не ходи, и за ворота не выходи, - тот ему:
- Хорошо батюшка, - и поехал дальше.
В доме у него комната была отдельная, и он все время проводил в молитве. Людей много приходило к нему за советом. Моя мама так хотела чтобы я был священником, а я в оркестре играл, она говорила «бузувер растет», переживала за меня, а батюшка говорил – в храме будет.
Но священником я не стал, а с тех пор так и остался художником, расписываю храмы оформляю иконостасы. До сих пор пишу иконы с той дощечки, что мне батюшка благословил, лет 45 назад. Часы свои подарил мне перед смертью, они 3 года пахли, потом перестали. Благословил нас на брак с Галиной Павловной, вот живем, трое детей у нас и внуки. Слышал я, что ему Сталин с тюрьмы помог освободиться.
Оформлял я храм в с. Михайловка Лутугинского р-на, храм в честь Архистратига Михаила, приехали на праздник 15 батюшек и владыка Иоанникий. В конце службы стал владыка на амвоне подзывает меня, вручает мне грамоту, положил мне руку на голову и возгласил «аксиос» и все батюшки запели «аксиос» (достоин). Сбылись слова старца Павла, хоть священником я не стал, он может и сказал чтоб утешить мою мать , но и бузувером я не остался.
Благодарю Тебя Господи.

Чумаченко Павел Егорович рассказывал. Работал он завучем школы его мать ходила в храм, а батюшка ходил по домам с молитвой часто заходил к ним, так и познакомились. Потом часто встречались почти каждое утро. Я иду в школу он идет в храм, встретимся побеседуем, если я задержусь он меня подождет, если он задержится, я его подожду возле совета. Он был очень грамотный в политике разбирался, куда там нам с нашими институтами. Он закончил Московский университет, какой факультет не помню. Служил в Царской армии, полковник под Москвой лет 20 в 1920 году или в 20е годы. В 1937 г. его посадили в тюрьму за политику на 10 лет, тогда многих сажали ни за что. Часто беседовали о детях, он говорил
- я не настаиваю, чтобы дети ходили в храм, вырастут сами поймут. Говорил:
- вот вы учите детей а я учу старушек.
За родственников говорил, что у него был племянник, но он отказался от меня, потому что я священник.

Рассказывал Иосиф Андреевич был он сапожником, а в храме регент на службе давал ему что-то читать. Он читает то, или не то, что надо.
Батюшка у него спрашивает,
- Иосиф что ты читаешь? А он:
- а что вам не все равно, батюшка, что я читаю, я же не сижу, а читаю. А батюшка ему и говорит:
- Вот ты сапожник шьешь сапоги куму или брату стараешься, чтоб было хорошо, пришиваешь правильно, чтоб тебя не ругали. И Богу надо читать то что положено, а не что попало.


Tags: Дьяково, Павел (Волгин), подвижник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment