protoierei Alexandr (rebrik) wrote,
protoierei Alexandr
rebrik

Приходское. Погребальное.

В дом, где лежит усопший, священник поднимался по скрипучим ступенькам высокого крыльца.
Тихо в селе. Слякотоно. Грязь с снегом перемешена. Не понятно, то ли поздняя осень, то ли ранняя весна. Как не старайся и не берегись низ подрясника, вкупе с обувью будут не только мокрыми, но и выпачканными.
Видно не услышали в доме подъехавшую машину с батюшкой. Обычно всегда встречают, в дом проводят, предупреждают, чтобы голову пригнул и о невысокий дверной косяк не ударился. Старики обычно в таких домах и живут, когда годы свои последние самостоятельно досчитывают. Дети, если с села не уехали, в иных хоромах обитают, современной постройки. Там и окна побольше и двери повыше. Но чаще в городе живут. Цивилизованно так сказать…
Лирика о повседневной реальности к добру батюшку не привела, об косяк дверной он стукнулся так, что невольно свое стандартное выражение, от которого никак избавиться не мог выдал: «Искушение, чтоб тебя!».
На данный входной возглас священника выскочила из залы, где возлегал в домовине усопший, дородная женщина неопределенного возраста, всплеснула руками и также возгласила: «Ой, божечки, батюшка приехал!».
Тут же в зале раздалось высоконотное, неопределенного гласа, но четкой тональности:
- На кого же ты нас оставил!
Затем возник дуэт:
- И как же ты рано глазоньки свои закрыл!
Священник, пока снимал куртку, да отряхивал подрясник, посмотрел на крест, стоящий у входной двери. Из надписи на перекладине креста выходило, что усопший Борис прожил не много, не мало, а 86 годков.
- Ничего себе, «рано»? – невольно подумал батюшка и решительно вступил в залу, что привело к еще большим причитаниям, переходящим в заунывный крик.
Священник, не торопясь, разжег «быстрорастворимый» кадильный уголек, одел белое облачение, проверил все ли нужное приготовлено на столике, где стоит коливо, иконка и лампадка, поправил венчик на лбу преставившегося деда, посмотрел в какой руке у него погребальный крест, а затем окинул взглядом присутствующих.
Их было не много, но крика хватало на все окрестности.
Батюшка помолчал, внутренне собрался и гаркнул:
- А ну тихо! Чего раскричались?! Скоро встретитесь!
Комната обрела погребальную тишину. Слышно было, как потрескивают свечи.
Священник вздохнул, перекрестился и уже спокойно, как всегда, как в храме, произнес зачало:
- Благословен Бог наш, всегда, ныне и присно и во веки веков…


Tags: приходское
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments