May 19th, 2014

rebrik

Да будут истреблены вси распри, раздоры, разделения во Отечестве нашем



Прошедшее воскресенье — начало 5-й недели по Пасхе. В храмах читалось Евангелие о беседе Христа с самарянкой, рассказывающее о том, что живую воду нашей вечности можно получить только от Христа: «Кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную» (Ин. 4, 14).

Вода жизни…

Как нуждаемся в ней мы сегодня, когда закрыты блокпостами дороги, когда пугаешься пролетающих самолетов, когда рядышком, всего в сотне километров от нас, взрываются снаряды, не прекращается автоматная стрельба, дымят горящие заводы и, самое страшное, гибнут люди. Люди, на груди которых, независимо от того, чью силу они представляют, крест Христов.

Междоусобная брань. Противостояние тех, кто утром читает или слышит молитву Господня «Отче наш», кто с надеждой носит с собой поясок с псалмом «Живый в помощи» и просит, обязательно просит: «Господи, сохрани меня!»

Кричит душа, болит сердце: как стало возможным подобное!? Нет ответа.

Призывы. Обвинения. Указания и… Каждый день военные сводки с бездушным перечислением «двухсотых» — это убитые, и «трехсотых» — это раненые. Смерть, увечья, раны, разруха и постоянный поиск виновных. Все виноваты, только не я, любимый.

Именно из-за нежелания признать собственную вину, собственные, вполне конкретные, ошибки и преступления разрушается государство, растет злоба, а по улицам мирных городов, поселков и деревень бродит все большее количество разноцветных по названиям «воинов» с автоматами и претензиями на собственную правду.

Докричаться «Остановитесь!» – не получается. Умолить «Не стреляй!» – не выходит. Остается лишь одно: просить сильных и справедливых.

Но где они – сильные? В противостоянии обретаются, кипят гневом и вновь наполняют автоматный рожок потенциальными смертями. Где справедливые? Не просматриваются, хотя и объявляют себя таковыми за круглыми и квадратными столами, с умным видом рассуждают о геополитике и реформах, хотя в это же время не столь далеко от них рыдает мать над убитым сыном, а командир уточняет координаты очередной цели…

Что же делать?

Разрывы все ближе, сводки все страшнее, злоба злобится изо дня в день, баррикады все выше и оружие все совершеннее.

Один выход. Одно упование — услышит Бог слезную молитву…

Collapse )