?

Log in

No account? Create an account

О мытаре и фарисее

                               

Завтра подавляющая часть священников, на литургийной проповеди, обязательно скажет, что евангельским чтением о мытаре и фарисее начинаются подготовительные недели грядущего Великого поста. Далее от многих с амвона вещающих, услышим - панегирик скромному мытарю и громы с молниями на лицемерного фарисея. Не согласны? Откройте YouTube и наберите в поисковике «неделя о мытаре и фарисее».

Как по мне, то хвалить и ругать нет смысла, тем более, что Господь в своей притче не осудил фарисея, Он просто не дал ему оправдания о котором фарисей мечтал. Понять надобно, вывод сделать, что если в твоей похвальбе истинными и мнимыми жизненными успехами не находится место благодарности тем, без кого ты ничего бы не достиг – то ты фарисей. Ты можешь быть прав и высоконравственен, чисто выбрит и модно одет, твоя речь может поражать эрудицией, а мысли логикой и образностью, но как только начнешь приписывать собственную неповторимость только себе, как начнешь радоваться количеством лайков под твоим очередным «неповторимым» словом – ты фарисей.
К сожалению и Пастернак в своем "Гамлете" фарисействует:

Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, все тонет в фарисействе.
Жизнь прожить — не поле перейти.


Не будем громогласить, займемся рассуждением и поиском, как хотя бы на миг жизненный соединить собственное внутреннее, с собой любимым внешним.

Положим руку на сердце и признаемся: фарисейством пронизано все. Мы хотим не быть, а выглядеть.
Эта притча фундаментальна, так как она нас самех...

Так что попробуем в скоро грядущий сорокадневный праздник Поста добиться синергии собственной души с внешними поступками. И даже если хорошенькая дрянь выйдет, то и это будет положительный результат.

PS. Еще хотелось бы слова архимандрита Мелхиседека Артюхина добавить к сказанному: "Весь парадокс нашей жизни заключается в том, что все мы, включая и меня,— мы хуже фарисея и хуже мытаря, потому что мы не то и не другое. Это было бы для нас слишком похвально: фарисей или мытарь. Фарисей исполнял заповеди Божьи, но при этом он гордился. А мы заповеди не исполняем, пальцем о палец не ударяем, но фарисейская гордыня есть в каждом из нас! Мытарь был сборщиком налогов. Он бессовестно и бесчестно обирал людей и выжимал из них последние соки, то есть пользовался другими людьми. Но когда до него это дошло, он образумился и осудил всю свою жизнь. Мы же, как мытарь, пользуемся другими людьми, но при этом отнюдь не восходим в покаяние мытаря..."


Один из читателей обращает внимание на частично заблокированный на Ютубе ролик на песню "Вставай страна огромная".
Ролик доступен по прямой ссылке https://www.youtube.com/watch?v=yCQ0V85qvi0&feature=related&bpctr=1550010100
По содержанию он представляет из себя хронику военных лет и известную песню.
Самое чудесное под роликом:

На видео наложены ограничения. Поскольку этот ролик может показаться некоторым зрителям неприемлемым или оскорбительным, к нему нельзя оставлять комментарии и им запрещено делиться. Также он не учитывается при составлении рекомендаций.

Как следует из правил Ютуба:

Наши принципы сообщества запрещают дискриминационные высказывания, которые побуждают к насилию или направлены против отдельных лиц либо групп, характеризующихся по определенным признакам. Кроме того, на YouTube нельзя публиковать контент, пропагандирующий акты террора, в том числе ролики с изображением терактов, сцены жестокости, а также материалы с призывами вступить в террористическую организацию.
Некоторые видео могут не содержать явных нарушений наших правил, но при этом находиться на грани дозволенного. Такой контент считается спорным. Например, это могут быть ролики, в которых есть провокационные материалы на тему религии или расового превосходства, но нет прямых призывов к насилию или проявлений ненависти. Ещё один пример – видео, в которых отрицаются документально подтвержденные жестокие события. Если по результатам проверки наши специалисты признают ролик спорным, то к нему будут применены определенные меры.


Как видим, хроника военных лет и песня "Вставай страна огромная" кого-то оскорбляет и что-то нарушает. Интересно кого и что?

Три святителя

                       
Кратенько к завтрашней проповеди
12 февраля - праздник трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого.
Удивительные по своей жизни, образованности и верности Христу личности.

Василий Великий, архиепископ Кесарии Каппадокийской - костер горящий, пламенный, волевой, умевший не только логично изложить основы веры, но и повести за собой. Основатель монашества в Каппадокии. Составитель правил православного благочестия, по которым и сегодня живет православная Церковь. Везде преуспевал святитель: был богословом, писателем и философом, историком и ученым. Наверное, именно эта его жизненная энергичность и привела к ранней смерти, он умер не дожив и до 50-летия. Святитель Василий преподал и изложил догматическое учение и в этом отношении он есть истинное правило веры. Его знаменитый «Шестоднев» и сегодня является основой познания творения мира.
Григорий Богослов был не только епископом, но стал патриархом Константинопольским. Святительство и окормление паствы не помешало ему быть богословом-поэтом. Стихи, проповеди, омилии, на разнообразные темы, их образность, насыщенность, утонченность и метафоричность принесли ему славу Богослова и до дня нынешнего именно его труды являются сокровишницей письменности того времени. Никто столь сильно не прославил своими богомудрыми писаниями Троицу Единосущную и Нераздельную, как Григорий Богослов.
Святитель Иоанн Златоуст - подвижник и мученик, пылкий, обличающий, яркий оратор. И хотя он жил на несколько десятилетий позже, чем Василий Великий и Григорий Богослов и не встречался с ними, но прекрасно знал и изучил их книги и писания. Наверное, можно сказать, что из всех трех святителей он прожил самую мятежную и сложную жизнь. Уже в юности, покинув своего образованнейшего учителя-язычника, он становится монахом-христианином и получает прозвище "Златые уста" за свои проповеди, которые говорил и которые собирали тысячи слушателей. Его принципиальность в вопросах догматов веры, умение их преподать, объяснить и донести до понимания людям разных сословий принесли ему не только почитателей и последователей, но и массу врагов, не находивших аргументов противостоять святителю. Каждое слово святителя Иоанна есть драгоценный дар, своего рода кусок богословского золота. До сих пор его творения ценятся всеми христианами так же высоко, как ценили его современники. Его творения пользуются гораздо большей известностью в христианском мире, чем творения прочих святых Отцов.

Спустя много лет после кончины свв. Василия Великаго, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, возникла в обществе христианском распря о том, кто из них выше по достоинству и ближе к Богу. Чтобы утолить этот раздор, угрожавший миру в Церкви, святители явились Иоанну, митрополиту Евхаитскому, и объявили ему: «мы равны перед Богом. Внуши христианам, чтобы оставили раздор, и хранили единомыслие. Составь для нас праздник в один день; мы всем, нас поминающим, будем споспешествовать ко спасению».
Сегодня мы читаем на нашем молитвенном правиле молитвы составленные Иоанном Златоустом и Василием Великим, служим именно их литургии.

Этот праздник своего рода дань подвигу трех Святителей, которые Богом данным умом, приобретенными знаниями, просвещенностью и любовью, глаголом веры «жгут сердца людей» и указывают путь туда, во что верят наши православные сердца.

PS. Обязательно завтра скажу и о том, что православие, отнюдь, не отрицает стремлений к знаниям, образованности и светской культуре. Нужно лишь, как говорит святитель Иоанн Златоуст, быть «пчелкой» которая находит именно те цветы, которые дают драгоценный нектар.

Думал на Сретение раздать привезенные медикаменты (более чем на 30 тысяч купили), но решили сегодня, знаю, как некоторым нелегко. Благодарю всех, кто помогает. Еще немножко денежки осталось, так что, как свою "непослушную" ногу в порядок приведу (категорически опухла), так и докупим.
Искренне и молитвенно признателен всем жертвователям из России. Храни Вас Господь в здравии на многая лета!


Представляю. Пред вами ТОМОС. Внучка сказала: Дед, ты без кота испортишься.
Вот такие реалии.

Архиерейская скуфейка

(вспоминательное)

Епархиальный дворик. Все завалено снегом. По прочищенным дорожкам от владычных покоев до приемной прогуливается сам митрополит с мирским посетителем интеллектуального вида.
Я смиренно ожидаю в сторонке, чтобы взять благословение перед поездкой в Киев.

Скрипит железная калитка, открывается ровно настолько, что бы в нее могла протиснуться фигура молодого священника. Именно молодого. Для более маститого этого отверстия, в большинстве случаев, крайне недостаточно.

В образовавшийся проход просовывается лохматая и в меру бородатая голова лет двадцати пяти отроду и, увидев владыку, аккуратно входит остальной своей телесной сущностью.
На подряснике, с иерейским крестом, кожаная курточка, но на голове ни скуфьи, ни цивильной шапочки не наблюдается.

Владыка останавливается, смотрит на зашедшего, и изрекает:
- Ты чего без шапки?
- Владыченька, так не холодно.
Митрополит начинает разглаживать левой рукой бороду. Нехороший знак.
Затем вновь повторяет:
- Ты чего без шапки, спрашиваю?
Священник, улыбаясь от проявленной святительской заботы, твердит скороговоркой:
- Так не холодно, владыка-святый. Не холодно.
- М-да? – удивляется владыка, - ну-ну. И продолжает свой променад-беседу с местным интеллектуалом.

Через пару минут он распрощался с собеседником и, остановив мою прыть к благословению, опять воззрел святительскими очами на молодого попа:
- Я тебя спрашиваю, ты чего без шапки?
- Так молодой я еще, не замерзну, с улыбкой от уха до уха, ответствует священник.
- Ты погоди, батюшка – уже ко мне обращается митрополит. – Я сейчас.

Владыка поднимается по ступенькам и заходит в свои покои, откуда через пару минут возвращается, держа в руках зимнюю видавшую виды скуфейку, со следом архиерейского крестика, видимо не столь давно снятого.
- Иди сюда! – обращается к молодому пастырю овец православных архиерей.
- Благословите, Владыка! – бросается вперед молодой священник, почтительно согнувшись и держа пред собой сложенные лодочкой ладони.
В ответ митрополит нахлобучивает на его главу свою ношенную переношенную скуфью и изрекает:
- Вот там, за беседкой лопата стоит. Дорожки почисть во дворе епархиальном, а там и благословлю.

- Вишь, не холодно ему, – уже улыбаясь, обращается ко мне архиерей и добавляет погромче, с напускной строгостью, - Здоровье – дар Божий, его беречь надобно.
И, взяв меня под руку, спрашивает:
- Ну а ты, чего то прибежал, батюшечка?....



на снимке митрополит Иоанникий (Кобзев) ныне на покое


Рассказал мне давеча священник о бабушке, которую он каждый месяц причащал и которая всегда ему следующий срок причастия назначала. В последний раз бабуля попросила, чтобы он после Крещения пришел и что она его будет ждать. Отпраздновали Богоявление, воду освятили. С водичкой крещенской, да Дарами отправился батюшка к старушке. Причастил. Она поблагодарила, но когда ему вновь прийти не сказала.
Удивился батюшка. Спросил: Когда в следующий раз-то мне быть? Старушка лишь вздохнула глубоко, с постели, с которой в последнее время редко поднималась, встала, чтобы батюшку проводить. На вопросительный взгляд священника о будущем сроке его посещения лишь проговорила:
- Позовут, батюшка, призовут...
Радостны были глаза ее и лицо светом удивительным, непередаваемым светилось.
Батюшка даже решил, что выздоравливает старушка, к Пасхе он ее в храме увидит.
Мы предполагаем, Господь располагает.
Скоро вновь позвали батюшку к бабушке. Отпевать.
Вернулся священник с погребения и первые слова его были:
- Служу и радуюсь и, что не смерть, а успение увидел. Одно только грустно, вот там, - батюшка указал на место, где всегда в храме усопшая молилась, - я ее не увижу.
Наш разговор прихожанка, в храме нам помогающая слышала, и не прекращая чистить из без того уже блестящий подсвечник, вымолвила:
- А ты, отче, присмотрись хорошенько и увидишь.

Иллюстрация: картина художника Владимира Нестеркова "Бабушка Таня"

Имя в альбоме

                   

Не столь давно ездил освящать дом благополучного и материально обеспеченного семейства.
Красивый особняк с дорогой мебелью, продуманной планировкой и оборудованный всем необходимым для комфортной жизни. Особняк украшали практически определившиеся два взрослых чада, солидный хозяин и вполне соответствующая ему хозяйка.
Живут в доме уже не первый год, поэтому, когда после освящения пригласили отобедать, то первое о чем спросил хозяев в завязавшемся за столом разговоре: что стало причиной освящения дома?
Вопрос вполне естественный, так как среди прихожан я их никогда не видел, а с главой семейства общался лишь в его большом рабочем кабинете.
- Понимаете, батюшка, у нас год назад умер отец, - начала повествование хозяйка. – Все было благополучно, но вот уже прошло почти два месяца, как он стал к нам ночью приходить.
- Ко всем сразу или к кому то конкретно? – встрял я с вопросом.
- Да всех он пугает – вступила в разговор дочь семейства, - вот, только к папе раньше не заходил никогда…
- Что, и вы его видели? – обратился я к главе дома.
- Видел. Как вас вижу, видел – ответил он и продолжил. – Знаете, батюшка, я не верил раньше рассказам ни жены, ни дочек. Думал это у них женские фантазии какие то. Фильмов насмотрелись, да книжек начитались, вот и чудится несусветное. А здесь, на тебе, просыпаюсь три дня назад, я обычно в своей комнате сплю, от чувства, что на меня кто-то пристально смотрит. Открываю глаза – рядом отец покойный что-то мне говорит. Голос слышу, а слова понять не могу… Я даже испугаться толком не успел. Поднялся переспросить, что ему надо, он тут и пропал, как растворился куда-то. Лишь потом до меня дошло, что отца уже год как похоронили.
- Вы его хорошо рассмотрели? – спросил я.
- Да, как вас вижу, - ответил хозяин.
- Понимаете, я, когда отдыхать ложусь, телевизор включаю и засыпаю под его бормотание. Если жена не придет, не выключит, он у меня до утра работает. Вот и в ту ночь, когда отец приходил, телевизор работал…
- Знаете, отец, не страшно, когда его видишь ночью, - вступила в разговор вторая дочь. - Но вот потом, когда он пропадает, такой, иногда, ужас накатывае. Мы с сестрой раньше по своим комнатам отдельно спали, а теперь вместе. Боимся.
- Действительно испугаешься, - подумал я.
Расспросил, как и отчего умер их дед и отец, отпевали ли. Оказалось, что о смерти своей покойный говорить начал месяца за два, хотя внешне образ его жизни ничем не изменялся. Все думали – чудит дед. А он возьми и умри, прямо в кресле, после обеда с альбомом в руках. Для всех это было столь неожиданно, что и поверить не могли: вот только что с ними говорил за обедом, а тут уже и нет его…
Священника отпеть на кладбище приглашали, но тот отказался ехать, сказал, что там, где трубы с литаврами, ему со своими псалмами делать нечего. Предложил землю с кладбища в храм принести, да и отпеть – «заочно». Так они и поступили.
- Не молились больше о нем дома или в храме?
- Да не научены мы молиться, батюшка. Жена ходила на сорок дней, службу заказывала – начал объясняться хозяин, - да дочки, когда отец начал по комнатам ночью ходить, к вам в храм забегали. Свечи за упокой ставили.
Рассказал я всем им, как поминать надобно, молиться попросил о благополучии души деда своего, да и поехал на приход.
На поминальную субботу, увидел я в храме всю женскую половину того семейства. Уже после панихиды подошел к ним с мыслью, что опять неблагополучно в их доме и оказалось, что ошибся. Вот, что они мне рассказали.
После моего ухода, долго обсуждали в семье происходящее и неожиданно, каждый в отдельности и все месте, вспомнили, что покойный как будто, что-то об альбоме им говорил. О том альбоме с фотографиями, с которым он в руках и умер. Открыли они этот альбом и там, среди пожелтевших листов и ветхих снимков с их далекими предками конвертик лежит, а в том конверте записка к сыну, невестке и внучкам, что-бы когда он умрет, его обязательно отпели, но только не с именем Григорий, а как Дмитрия. Именно так его когда-то окрестили, но так уж сложилась жизнь, что стал он Григорием…
Отпели мы приснопоминаемого Димитрия, в синодик храмовый его записали и не беспокоит он больше семью моих новых знакомых, да и в храм они теперь приходят, о нем и себе молятся…

С Праздником!

               

Богоявление, Крещение, Просвещение – это день нынешний, особенный, неповторимый для осмысления которого во всей полноте и вечности мало…
С Праздником, дорогие друзья!
Хотелось бы, чтобы каждый из нас в этот день вспомнил и о своем собственном Крещении, о тех обетах, которые мы дали, или же принесли через наших восприемников от купели. Вспомним, что обещались мы быть верными на протяжении всего земного пути Тому, Кто ради нас вошел в воду иорданскую под длань Иоанна и исполнил «всю правду», чтобы даровать каждому из нас возможность быть с Богом не только «всегда и ныне», но и во веки веков!.

Во Иордане крещающуся Тебе, Господи, Троическое явися поклонение: Родителев бо глас свидетельствоваше Тебе, возлюбленнаго Тя Сына именуя, и Дух в виде голубине, извествоваше словесе утверждение. Явлейся, Христе Боже и мир просвещей, слава Тебе.




Нежданный гость

Моя новая публикация



Есть у нас, у священников окрестных, традиция. На святках, то есть между Рождеством и Крещением, в один из вечеров вместе собираться. С рождением Христа поздравить, пожеланий на грядущий год друг другу наговорить, да впечатлениями о днях праздничных поделиться. И еще, мы колядки поем и всякие священнические истории рассказываем, да о днях и годах прошедших рассуждаем.

Молодежь, то есть те, кто недавно на подрясник от архиерея крест получил, обычно больше слушает, а вот умудренные жизнью и службой седовласые батюшки, воспоминаниям предаются. И не мудрено. Ведь есть два праздника в году, Рождество и Пасха Христова, службы которых наизусть практически помнятся, но они всегда разные, со своими особенностями, только данному времени присущими. И событий вокруг этих праздников великое множество происходит.

Старенький, небольшого роста, с сильно поредевшей седой бородой и видавшем виды сереньком подряснике, отец Федор – наша православная реликвия. Его молодое священство по-современному артефактом нарекла. Батюшка изначально не понял, что это за зверь такой «артефакт», но когда ему растолковали, что нынче подобным образом старые сокровища и прочие реликвии называют, немного даже возгордился, в чем тут же и покаялся.

Обычно отец Федор во время нашего рождественского застолья лишь реплики подает, вздыхает сердечно, да на вопросы о том, кто где служил, кто куда перевелся и в каком году то или иное событие было отвечает. В прошлые же святки в одну из пауз между разговорами, услышали мы от нашего умудренного жизнью и опытом священника вот такое зачало:

– А вы знаете, отцы, а я ведь когда-то на службу рождественскую опоздал.

Все главы и глаза иерейские и протоиерейские к отцу Федору обратились и с недоумением на него уставились. Да и как не уставиться, если каждый из нас знает, что наша православная реликвия за два часа до службы всегда уже в храме, а через два часа после ее окончания еще в церкви находится!? Даже архиерей наш, к похвалам и наградам не очень предрасположенный, всегда отца Федора в пример ставит, как того, кого всегда на приходе отыскать можно…

Видя наше вопрошающее и ожидающие молчание, вкупе со вниманием, батюшка поудобней на стуле расположился, практически лысое темечко почесал, с мыслями собираясь и поведал нам свою рождественскую историю.

– В года советские это было, но уже тогда, когда храмы не закрывали. Да и что закрывать, если на нашу область их не больше десятка осталось?

Жил я от церкви в километрах трех, в соседней деревне. Больше негде было, священнический приходской дом власть под почту отобрала. Снимали мы хатку небольшую, у речки стоящую. Красивое место. Тихо. Вечером лягушки концерт устраивают, утром соловьи трели распевают. Вот только зимой, а они тогда всегда снежными и морозными были, несподручно. Далековато по заснеженной дороге добираться.

Матушка в ту ночь осталась в селе, где храм находится. Просфоры печь помогала.

Я же помолился раньше обычно, в печь уголька подсыпал, чтобы не потухла и на боковую. Устал сильно, да и вставать на три часа раньше, рождественское повечерие мы раненько начинали, в четыре утра. Общем, только на подушку голову положил первые слова молитвы последней сказал «Господи, в руце Твои, предаю дух мой….» и все, в земной «тот свет» отошел.

Никогда на сны внимания не обращаю, а тут привиделось что-то такое непонятное и тревожное, что раньше, чем надобно проснулся. Слышу в окно, что на кухне, кто-то стучит, причем негромко, как будто скребется.

Посмотрел на часы – два ночи. В такую пору, даже если срочно причастить кого-то надобно редко приходят, обычно под утро.

Подошел к двери и спрашиваю, кого, мол, Бог послал или лукавый подослал, а в ответ:

– Впустите, батюшка, замерзаю.

Открываю дверь и в коридор, чуть ли не вваливается весь в обледенелом снегу мужчина. Я сразу и возраст его определить не смог, вместо бровей, усов и бороды – сосульки. И не мудрено. В ботинках, пальтишке куцем на тонкой подкладке и шапочка кроличья. А на дворе за минус двадцать, с ветерком.

Помог раздеться, конфорки на плите убрал в сторону, что бы теплее было, чайник поставил и сам всё думаю: это откуда же в такой мороз, да за полночь он взяться мог. Расспрашивать не стал, решил – отогреется, сам расскажет.

Ополовинив полчашки чая, а она у меня не десертного размера, а с ковш литровый, нежданный гость отогрелся и разговорился.

Оказывается он ко мне и ехал, вернее в село наше, где храм, но переметы на дорогах автобус задержали. Водитель дорогу ему проселочную показал, да рассказал, что в деревеньке у речки священник живет, который в храме том служит. Деваться некуда, пришлось моему нежданному гостю пешком по заметам и сугробам ко мне добираться.

– В ночь рождественскую, зимнюю, холодную и метельную в городской одеженке. Ведь замерзнуть мог, – подумал я, и спросил:

– И какая же нелегкая тебя, раб Божий, к нам в глушь направила? В городе храм есть, чтобы праздник встретить, помолиться, да «Христос рождается» спеть.

– Дед заставил, – ответил гость нежданный.

– Какой такой дед? – спросил я, ожидая рассказа о расплодившихся самозваных «старцах» и «пророках».

– Да мой дед. Родной. Его на Рождество, в 37-ом, у храма насмерть забили.

У меня не то, что сердце забилось, для меня время остановилось. Ведь я об этом «деде», последнем священнике нашего, перед войной взорванного храма, уже лет десять как сведения собирал. Вернее, пытался собрать. Были лишь воспоминания доживших до дней нынешних прихожан, да и те, в большинстве своем, через детей передавались. В архивы же власть нас и на пушечный выстрел не подпускала.

Господи, милость то какая на Рождество Твое! – помолился я, а Сергий, так звали моего замерзшего и нежданного гостя, вытаскивает из кармана своего куцего пальтишка пакет в областную газету завернутый и бечевкой перемотанного. Развязывает, а там все документы убиенного священника, Указы епархиальные, да два выпуска дореволюционных «Клировых ведомостей», где о назначениях и наградах мученика всё сказано и среди этого бумажного сокровища – фото. Фотография нашего страдальца за веру.

Забыл я о времени, забыл, что пора на приход идти, слава Богу, часы с кукушкой напомнили.

Собираюсь поспешно, а Сергий отогрелся уже и со мной просится. Благо у меня тулупчик старенький был, да шапка лисья, какой уже год в шкафу без востребования лежала. Одел гостя, да и пошли шагом скорым, чуть ли не бегом, по снежку хрустящему на приход.

Как не торопились, опоздали. В храме уже волноваться стали, а матушка на меня такими удивленными глазами посмотрела, которые я у нее отродясь не видел.

Мы же с Сергием, как вошли, ничего друг другу не говоря, перед вертепом на коленки упали.

Не помню молитвы своей, лишь одно на всю жизнь в сердце и в душе осталось. Глянул я на своего гостя нежданного, а он плачет…

– Вот такое Рождество было у меня, – закончил отец Федор.

Затихло все наше священническое рождественское собрание. Так затихло, что я наконец-то полностью осознал и понял, что такое «благоговейное молчание».

С Рождеством Христовым!
https://www.pravmir.ru/nezhdannyiy-gost/?fbclid=IwAR0ThgYghXtG5TtZNWd7ivELOpfW_X74aT-6onyaDiQJj4gea6ZjPF1Jm4Y




Месяц назад, пребывая в России, в Крыму, в славном поселке Симеиз, мне предложили подобрать кличку кутенку, принесенного моему давнему другу крымскому татарину.
Естественно, ничто же сумняшеся, нарек я эту собачонку именем "Томос"
Злободневность. Куда денешься-то?

Давеча же, разбирая ворох новостей о двух Иудах, одном стамбульском, другом киевском наткнулся на цитату из любимого и незабвенного Честертона.
Вот она:
"Да, много раз - при Арии, при альбигойцах, при гуманистах, при Вольтере, при Дарвине - вера, несомненно, катилась ко всем чертям. И всякий раз погибали черти».



Честертон же не ошибается по умолчанию.
Как выясняется, больше мне о Томосе и иже с ним сказать нечего, ибо смердит.

Нас бо ради родился…

                                                   

«Бог стал человеком, чтобы человек стал Богом».
Свт. Афанасий Александрийский

Тихая звездная ночь, безгрешный Младенец в яслях, поющие Ангелы, склоненная над ребенком Христом Мать-Дева и путеводная, необычно яркая звезда, ведущая к Тому, в Ком свет, жизнь, спасение.

Казалось бы, это лишь пастораль, виртуально созданный образ, где все пребывает в единстве, красоте и гармонии. Реальность дня нынешнего не предполагает такой идеалистической картинки, где нет задрапированного жизненного греховного мусора, отсутствуют страсти, и хочется лишь улыбаться, и радоваться друг другу. И все же, понимая, сколь далеко ушли мы от пещеры Вифлеемской, рождественские дни и сегодня неповторимы и особенны. В них сконцентрированы не только наши надежды и стремления. Здесь иное. То, что не поддается окончательному пониманию и, тем более, описанию.
Сравнивать Христово Рождество с чьим то иным рождением казалось бы, неправомочно, ведь было оно столь необычным, что уста замолкают, но ведь другого, не земного понимания и знания у нас пока нет. Поэтому не удивительно, что в сельском храме я был свидетелем, как сердобольные старушки в вертеп мыло детское положили, чтобы Богородица Младенца Христа после рождения обмыла….
Язычество скажите? Деревенщина да сельщина на необразованность помноженная? Нет. Тут любовь и вера в превосходной степени пребывает, сомнений не имеет и богословских изысков не требует. Тот, кто мыло и чистенький платочек в вертеп приготовил, тот и на молебен о дожде с клеенкой придет, дабы идя домой, голову от просимого дождя прикрыть.
Как трудно определить всю полноту своих переживаний, видя только что появившегося на свет младенца, так и невозможно понять, отчего Христос, родившийся в далеком-далеко, наполняет радостью миллионы сердец вот уже на протяжении двух тысячелетий.
Об этом дне написаны множество книг, проповедей, стихов и повествований; его пытались и пытаются передать и изобразить своей кистью великие художники; он звучит удивительными по красоте аккордами в сердцах композиторов, но при всем этом внутренне понятно, что все эти творения (гениальные и не очень) лишь грань Торжества, частица Радости.

Более всего тайна величия Рождества Христова приоткрывается в храме Божьем, в праздничном богослужении.
«Возсияй в мирови Свет разума» ― поет Церковь в этот день. Нет смысла толковать эти слова праздничного рождественского тропаря. Они во всей полноте объединяют альфу и омегу нашего бытия. Они соединяют горнее с дольним. Они дают понимание того, что Бог с нами.

Он здесь, теперь, средь суеты случайной,
В потоке мутном жизненных тревог,
Владеешь ты всерадостною тайной:
Бессильно зло! Мы вечны: с нами — Бог!

- восклицает поэт и богослов Владимир Соловьев и эти строки и есть апофеоз Рождественской радости.

Нам, таким разным, многогрешным, затуманенным житейскими заботами, суетой и страстями опять протягивает свои младенческие руки Христос. Он снова и снова зажигает Вифлеемскую звезду, что бы все, кто разумен, увидели Его.
Верит в нас Бог. Поэтому Рождество неповторимый праздник, сколь бы много лет и столетий он не повторялся…
Христос Родился! Славим Его!

                             

Лет пять или шесть назад прочел (по-моему в ЖЖ, у Стаса Садальского) рассказ, как создавался Союз писателей СССР.
«Чи справді так було, чи, може, хто збрехав» (с) не ведаю, но, как кажется, всё так и было.

Это был первый горьковский набор, туда попали только самые известные – Федин, Фадеев, Паустовский, Бабель, Алексей Толстой и прочие гранды начала советских литературных десятилетий.
Когда организационный период закончился, и писательская бюрократическая структура заработала, в кабинет Горького, председателя Союза, постучалась пожилая женщина и сказала, что очень хотела бы вступить в данную организацию.
Горький спросил: «А что вы написали?» - «Только детские тоненькие книжки, и еще в журналах печаталась». – «Извините, дорогая, - ответил основоположник социалистического реализма - Наш Союз писателей – это серьезная организация. Мы принимаем только тех, кто регулярно пишет романы, повести, поэмы».
«Нет, так нет, - пожала плечами просительница и пошла к выходу, потом обернулась: - Может, вы слышали хоть одно мое стихотворение?»
- «Какое?»
- «Ну, например:

В лесу родилась ёлочка,
В лесу она росла,
Зимой и летом стройная,
Зелёная была.


Горький продолжил:

- Метель ей пела песенку:
«Спи, ёлочка, баю-бай!»
Мороз снежком укутывал:
«Смотри, не замерзай!»
Трусишка зайка серенький
Под ёлочкой скакал.
Порою волк, сердитый волк,
Рысцою пробегал.
Чу! Снег по лесу частому
Под полозом скрипит.
Лошадка мохноногая
Торопится, бежит.
Везёт лошадка дровенки,
На дровнях мужичок.
Срубил он нашу ёлочку
Под самый корешок.
И вот ты здесь, нарядная,
На праздник к нам пришла.
И много-много радости
Детишкам принесла.»


- «Так это вы написали?!»
- «Да, я», ответила женщина и показала журнальчик «Светлячок» начала века, где были написаны эти стихи.
«Пишите заявление! Вы член Союза писателей СССР!» - растрогался Алексей Максимович.

Автор песни «В лесу родилась елочка» Раиса Кудашева (1878-1964) до революции работала гувернанткой и учительницей. Впервые напечаталась под своим именем в 1941 году.


У попа была... Радость!

«всякий человек ложь»
(Пс.115:2)

«Сто лет звал Ной к себе людей, а пришли одни скоты».
(прп. Нектарий Оптинский)

«Люди холопского звания - сущие псы иногда; чем тяжелей наказание - тем им милей господа»
(Некрасов)

«Где, укажите нам, отечества отцы,
Которых мы должны принять за образцы?»

(Грибоедов)

«Жил был поп – толоконный лоб»
(Пушкин)

«У тебя на шее вакса,
У тебя под носом клякса,
У тебя такие руки,
Что сбежали даже брюки…»

(Чуковский)

Всё верно, не правда ли? Всегда верно!
И при всем этом безобразии и непотребстве, всё едино: Радуйся!
Почему? Да потому что Господь нас, даже таких, терпит, любит, наставляет и для вечности спасает. Мы вообще в аванс живем и кредитом беспроцентным пользуемся, который никогда отдать не сможем.
Ни у кого такой Радости нет. И никуда она не денется, лишь бы из души и сердца всегда звучало неподдельное, искреннее и всепобеждающие «Прости!»…
Где-то так.


                                   

В Вечерней Москве митрополит Климент очень добрые слова о моей последней книге сказал... Искренне признателен Владыка за столь теплую поддержку и внимание.

"Настоящую войну прочувствовали на себе герои рассказов и сам священник Александр Авдюгин. Он служит в Луганской области и со своими прихожанами переносит трудности последних лет. Каждое слово этой книги запечатлено делом. Несмотря на горечь переживаемых событий, отраженную в произведении, писатель чужд осуждения, поскольку помнит слова Спасителя, призывавшего даже во время войны, голода и всяческих беспорядков смотреть только за собой (ср. Мк.13:7—9). Я бы сказал так: если человек хочет услышать мудрого талантливого священника, настоящего труженика, то ему стоит прочесть сборник «Отец Стефан и иже с ним». О себе автор пишет крайне мало. Основное внимание он уделяет людям, которые познали, как вопреки суровым условиям сохранить нравственные качества и свои личные убеждения.

Рассказы священника Александра Авдюгина я бы посоветовал читать и тем, кто любит деревенскую прозу с ее внимательным отношением к старости и судьбе правдивого, открытого для людей, непоколебимого в вере человека.

Кроме рассказов в книге протоиерея Александра есть рассуждения о современности, которые автор называет «размышлизмами». Независимо от возраста вашему знакомому или родственнику будет интересно прочесть их, возможно, поспорить с автором или согласиться с ним".

                                           

«Делать добро», «творить добро», «быть добрым человеком», «совершить добрый поступок»… еще много можно словосочетаний найти, где «добро» во главе стоит.

Поговорок же с пословицами, с добром связанных, не счесть у народа нашего. Каждая эпоха свои создает. И хотя времена меняются, знания прибавляются, технологии улучшаются — все так же живо и непоколебимо вечное понимание, что Добро побеждает зло, как и во все века народу нашему известно, что Добрые дела и по смерти живут.

Самое простое понятие «доброго дела» в Нагорной проповеди Христа раскрывается. Помните: «Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся» (Матф.5:42)?

Когда же возникает необходимость привести пример доброго делания из истории нашей Церкви, то здесь сомнений нет — святитель Николай, Мир Ликийских чудотворец.

Есть множество свидетельств о реальном участии святителя Николая в жизни верующих, причем, не только из «преданий старины глубокой», но современных, сегодняшних. Необязательно искать примеры его удивительной помощи только в многочисленных сборниках, книжках и брошюрах о святителе, достаточно к прихожанам в «николины» дни обратиться. Обязательно расскажут, как Никола помог, выручил или от горя и зла уберег.

Так почему же этот святитель столь почитаем и любим? Ответ один — святитель есть воплощение добра. Не искал святитель Мир Ликийских благодарности, защищая невинных и помогая обездоленным, не требовал почестей, наград и всеобщего признания, как и, наверное, не согласился бы он с поговоркой, что Добро — дело наживное, потому что творить добро, было и есть для него естественное состояние…

Каждому нравится доброе к нам отношение, но вот в собственном безоглядном творении добра особые успехи не всегда просматриваются, отсюда и иная поговорка, которую бы святитель Николай не одобрил: Бывает добро, да не всякому дано. Неверно, всем дано, поголовно. Отсутствует лишь там, где Бога нет или в тех сердцах не поселилось, которые лишь в себе источник жизни, успехов и счастья видит.

Есть еще одна поговорка: Добро не лихо — ходит тихо. И действительно, там, где гул, гам, ликование, шумные радости и прочие веселья телесные, добро не приживается. Добрые дела тишины требуют и веры обязательной. Недаром наше повседневное вечернее богослужение, за день прошедший благодарение, с гимна «Свете Тихий» начинается.

И еще одна черта добра святителя Николая удивительна и во все века человеку полезна. Он не искал тех или того, кому помочь, Господь Сам ему указывал и подсказывал, видя его предрасположенное к милости сердце.

А у нас? Помните фильм-сказку «Морозко»? Бегает Иван с мордой медвежьей по горам да лесам и ревет во всю глотку «Кому доброе дело сделать?» Недалеко мы, да и я тоже, ушли от Ивана. Выбираем все: этому помогу, этому не дам, а к тому вообще не подойду. Хотя ведь знаем, что говорится в народе: Делай добро и жди добра.

Может быть, я и не прав, но мне все же кажется, что знаменитое пригласительное «Добро пожаловать!» по-иному для православного звучать должно. Вот так: «Добро! Пожаловать!»

С Праздником Святителя Николая!
Благодарю "Фому" за столь удивительный подарок.
Мой святочный рассказ.




Помолчим?

                                   

Завтра, кроме воскресного дня, чтим память преподобного Иоанна Молчальника. В народе, в свое время, этот день называли "днем немоты" и советовали как можно меньше болтать и рассказывать о себе, чтобы избежать всяческих нелепостей и слухов.
Мы, конечно, к "преданьям старины глубокой" не всегда прислушиваемся, и даже частенько языческими их называем, но все же, может быть, есть смысл в данный день просто всем помолчать.
Очень уж хороши советы народные:

На Руси на Ивана (Иоанна) Молчальника полагалось как можно меньше говорить и даже писать. Вообще слова без лишней необходимости в этот день старались не употреблять. Считалось, что тот, кто на Ивана весь день промолчит, тот весь год красноречив будет. С утра желательно было тихо постоять перед иконой Иоанна Молчальника, помолиться «про себя», осмыслить свои поступки и помыслы. Люди верили, что молчание в этот день не только избавит от невзгод, но и привлечет к человеку удачу. «Иван молчит, добрая молва дело растит», – говорили наши предки.

Помолчать дело хорошее. Это «мысли время», как говорит один из моих прихожан. Да и о грехах подумать сподручней в молчании, их то, по-прежнему, телега с котомкой.
Вот сказал и думаю, а сам-то как, промолчать сможешь? Служба с проповедью не в счет, а чего делать с интернетом?

О слиянии неслиянного

                                 

(по поводу событий церковных на Украине)

«волка за уши не удержишь, но граждан и государство только за уши и следует вести»
Плутарх
«Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом»
апостол Павел

Государство есть светская власть.
Вера – власть Бога.
Не было государства без элементов подавления и никогда не будет. Рай на земле возможен только у «Свидетелей Иеговых», но даже у СИ общественное устройство придуманного ими рая, имеет элементы руководства, то есть того же принуждения. Иначе, зачем оно нужно элитное «небесное правительство»?
Бог же никого не подавляет. Он не надсмотрщик, грозящий с неба и не изобретатель наказаний.
Отсюда четко ясно, что симфонии государства и веры (религии) быть не может.
Все рассуждения и ссылки на византийскую историю, как пример такого сотрудничества власти и веры, несостоятельны, так как в Византии, да и на Руси, было лишь стремление соединить несоединимое. Святости государства быть не может, а вот человеческая святость цель достигаемая, ради ее стяжания мы в храм ходим…
Если спуститься на землю и перевести мои слова на повседневную обыденность, то примеры бесконечны, объективны и постоянны.
Девушка в юбке чуть ниже чрева, когда я в рясе прохожу мимо, смущается и усиленно натягивает набедренную повязку пониже, и она же даже не подумает этого сделать, когда рядом с ней окажется страж порядка, старушка, налоговый инспектор или преподаватель с ее факультета.
Удрученный алкоголем на замечание прохожего и даже собственного начальника – огрызнется, с добавлением «оригинальных» выражений, зайдя же в храм Божий (они это частенько делают), агрессивность улетучивается и разговор только на тему «поисповедуй».
Последняя инстанция в решении личных проблем, даже для тех, кто к нам заглядывает лишь на Крещение да Пасху, ни в судах и властных кабинетах находятся, а у нас, в Церкви Божьей. Материальные проблемы государство как то решить может, а вот на духовные у него инструментария не существует.
Поэтому все рассуждения о возможном сращивании государства и Церкви изначально ошибочны.
Даже там, где существует или существовала «государственная Церковь», то есть Церковь обладающая легальными, юридически закрепленными привилегиями в своей внутренней жизни нравственного и, тем паче, духовного единства с государством не имеет.
Государство, в любом его проявлении, будет всегда (особенно в дни выборов и общественных катаклизмов) стараться использовать Церковь, но Церкви для решения ее главной задачи – спасения пасомых, государство без надобности.
Так что не надобно, соединять несоединимое.
Без толку.
Государство же, которое своими силами пытается «создать национальную Церковь» нежизнеспособно. Результат четко предсказуем: не будет как такового данного государства, оно не имеет будущего, как и сгинет в Тартар его ряженное «церковное» потешное «воинство»…