protoierei Alexandr (rebrik) wrote,
protoierei Alexandr
rebrik

Подвижник веры и благочестия Ровеньковской епархии

                                                     

Игумен Павел Волгин

Есть на юге луганщины большое село – Дьяково, а в нем храм в честь первоверховных апостолов Петра и Павла. Храм этот построен прихожанами в 1892 году и лишь в период с 1930 до 1942 года был закрыт. Была и еще одна церковь в селе – Иоанна Милостивого, но ее после закрытия в 1930 году полностью разрушили в дни Великой Отечественной войны.
С 1946 по 1958 годы настоятелем Петропавловского прихода был игумен Павел (Волгин). 58 лет прошло со дня смерти священника, но и сегодня к месту его захоронения идут верующие, несут цветы и свои просьбы. Горит лампадка на могилке священника, молится народ православный, помнит того, чье служение Богу и любовь к людям стали для многих примером благочестия и праведности, хотя биографических сведений о нем пока еще очень мало.
Павел Иванович Волгин родился в 1857 году. В 1917 – 1919 годах служил офицером в рядах Белой Армии. После победы большевиков был репрессирован и получил 10 лет лагерей. Вернувшись из заключения и ссылки, поступил в Свято-Почаевскую Лавру, где и принял монашеский постриг с именем Павел в честь первоверховного апостола.
После окончания Отечественной войны, в начале 1946 года, игумен Павел был направлен на настоятельское служение в Петропавловский храм села Дьяково Луганской области (тогда Ворошиловградской). Строгий монашеский образ жизни сразу привлек к себе внимание верующих, а его любящие сердце, умение выслушать, дать совет и помочь снискали уважение и любовь не только жителей села, но и окрестных городов и деревень.
В тяжелое богоборческое время игумен Павел не только сам жил высокой духовной жизнью, но и своим примером побуждал окружающих не оставлять веры в милосердного любящего Бога. Многие пришли к вере и укрепились в ней, не смотря на повсеместную атеистическую пропаганду, кощунственные издевательства над святынями, игнорированием исторического и культурного наследия нашего народа.
Особо надо отметить, что в 50-ые годы все те, кто крестил своих детей (дьяковский храм был один из двух действующих в регионе, где кроме сел были и шахтерские города), подвергались преследованию в разной форме вплоть до увольнения с работы. От настоятелей храмов требовали предоставления ежемесячной отчетности о количестве крещений и фамилии, кто в них участвовал. Естественно старались крестить «без оглашения», то бишь тайно. Сотни, если не тысячи младенцев были крещены отцом Павлом, что говорит о его подвижничестве и пренебрежении античеловеческими указами атеистической власти.
Есть воспоминания прихожанки Петропавловского храма, Бирюковой Елены, которую в пятидесятых крестил батюшка. Она рассказала не только о крещениях, о которых не сообщалось в Совет по делам религий, но и о том, что игумен Павел совершал Божественную литургию во все дни особо почитаемых святых, а не только в воскресенье и двунадесятые Праздники, а это не приветствовалось контролирующими органами.
О духовном величии священника, его авторитете, говорит и то, что к нему за молитвой и духовной помощью приходили не только прихожане села, но приезжали издалека, в том числе из Ростова, Новочеркасска и Воронежской области.
Есть свидетельство об удивительном исцелении бесноватой.
На одно из пасхальных богослужений к отцу Павлу привели одержимую нечистым духом. С большим трудом двое мужчин завели женщину в храм, но подвести ее к иконам не удалось. Небольшая на вид женщина, издавая буквально звериные звуки, обладала такой силой, что никто не смог с ней справится.
Служба уже закончилась. Прежде чем вынести крест, отец Павел подошел к кричащей женщине. Внимательно посмотрел на нее и громко воскликнул: «Дух нечистый, выйди!». В ответ необычная «прихожанка» начала хохотать и издавать нечленораздельные звуки. Отец Павел вновь, громко повторил: «Я кому сказал, выйди!». Женщина покачнулась и потеряла сознание. Ее положили на лавку, а священник пошел давать крест для целования.
По окончании службы, разоблачившись, отец Павел подошел к бесноватой, взял ее за руку, помолился и назвал имя больной, и она открыла глаза.
- Теперь легче? - спросил батюшка.
- Да, батюшка.
Священник, придерживая женщину, подвел ее к иконе. Она перекрестилась и поцеловала образ.
Никаких «отчиток» и «вычиток» священник не проводил, достаточно было его слова, что реально говорит о его духовном даре.
Многие, кто окружал батюшку, преображались, после встречи с ним, многое менялось в их сердцах.

В селе Дьяково отец Павел побывал почти в каждом дворе, совершал молебны, освящал дома, молился вместе с хозяевами.

По воспоминаниям односельчан, батюшка не часто, но все же рассказывал о времени, проведенном в лагере. Работал он на лесоповале и ему досталась одна из самых тяжелых работ: выкорчевка пней срубленных деревьев. В 1946 году, в начале своей службы в Дьяково, к нему приехал бывший заключенный, который был в лагере вместе с отцом Павлом. Приехал за помощью: не на что было жить. Священник помог, а тот рассказал сельчанам, как отец Павел хоть и был ростом чуть выше среднего, не только свою норму в лагере выполнял, но и тем помогал, кто был болен и измучен голодом.
К батюшке многие приходили за помощью. Просили не только молитв и совета, но и денег. Соседу отца Павла не хватало денег на постройку дома, а ему негде было жить. Батюшка дал нужную сумму и сказал: «Вернешь, когда сможешь» и таких свидетельств множество, причем часто священник помогал тайно.

Отцу Павлу, его тяжелый крест исповедничества помогали нести келейницы - три монахини из разогнанного советской властью Старобельского Свято-Скорбященского монастыря. Батюшка любил совершать богослужения монастырским чином, многие чинопоследования знал наизусть, но в те года власть неодобрительно смотрела на тех священников, которые служили часто. По мнению контролирующих органов служб совершаемых по воскресеньям и в двунадесятые праздники «вполне достаточно». совершал длинные богослужения, как в монастырях.

                                       
Протодиакон Димитрий Новиков (ныне на покое) вспоминает:
- Отец Павел много служил, причем не только в храме. В 50-е крестные хода были запрещены, но именно он несколько раз организовывал ночные крестные шествия с иконами Богородицы. У него даже маршрут отработан был по полям и лесопосадкам. Выходили из Астахова и далее в Дьяково, затем в Боко-Платово, Нагольчик и заканчивали в Есауловке.
Власти догадывались о противозаконных действиях, донос даже был в Совет по делам религий, но прекратить крестные хода так и не смогли. Да и как прекратить, если с ними Сама Богородица шествовала?
- Отец Павел, - рассказывает далее отец Димитрий, - был «невыездной священник», но по собственной инициативе. Не любил он из села выезжать. Даже в епархии его толком никто не знал, знали лишь, что служит в Дьяково игумен. Батюшка говорил, что если часто будешь ездить, то и уполномоченный к тебе зачастит.
И еще, - продолжает протодиакон, - батюшку уважали и почитали священники, как ближние, так и дальние. Иеромонах Серафим (Калинин), который в Астахово служил часто к нему людей посылал и говорил об игумене, как о «столпе православия».

Сегодня в Дьяково старики часто с радостью вспоминают, как любил их настоятель детишек, всегда старался угостить их чем-то сладеньким, ведь бедно жили в те годы
Когда батюшка ослаб, его телесные силы оскудели, сосед который занимал деньги на строительство дома, понял, что не успевает отдать долг. Отец Павел, видя это смущение, попросил его помочь организовать его похороны и не беспокоится о долге.
30 декабря 1958 года игумен Павел (Волгин) предстал пред Господом на 102 году жизни.
От храма до кладбища люди несли гроб с батюшкой на руках. Было очень много односельчан и приезжих. Несмотря на безбожные 50-е никто не побоялся выйти на похороны, настолько был высок духовный авторитет дьяковского настоятеля.
И в день нынешний на могилке подвижника теплится лампадка и к ней приходят односельчане. Отца Павла помнят и Истории и воспоминания о настоящем священнике, пересказывают до сих пор и когда говорят о знаменитых людях села, одним из первых называют, игумена Павла.

                                             

На надгробной плите на могилке написано:
Здесь покоится святой игумен Павел.
Твой есть аз спаси мя! Духовные мои братие, сестры и спасенцы, не забудьте меня, егда молитеся назряще: мой гроб поминайте меня мою любовь и молите Христа, да учинит дух мой с праведными.

Tags: Павел (Волгин), Ровеньковская епархия, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments