?

Log in

                                     

«Раз в крещенский вечерок девушки гадали» - эти слова В.Жуковского на этой неделе в рейтинге великом будут пребывать. Они не девальвируются и из года в год повторяются. Одно лишь успокаивает, теперь вкупе с языческими приметами и советами, православное понимание Крещения (Богоявления) чаще "до сведения" доводится.
И все же!
Повторяю свой же трехгодичной давности перечень (естественно не полный, в каждой местности свои тараканы) того, что можно и нужно знать в грядущие дни, а чего надо бы избегать и не рекламировать.

- Вечерняя святая вода (Агиасма) ничем не отличается о той, которую будут освящать в сам праздник Крещения Господня 19 января.
- Советы фирмы ОБС (одна бабка сказала), что дома должна обязательно быть «богоявленская» (вечерняя) и «крещенская» (дневная) вода – суеверие.
- От того сколько капель святой воды со священнического кропила попадет в вашу посудину «качество святости» не зависит.
- Вода, где не произносится священническая молитва (не служится), не освящается, поэтому в кранах, в колодцах, речках и водоемах даже в крещенскую ночь она остается просто водой.
- Купаться на Крещение здоровому и телесно крепкому человеку, можно, но это далеко не обязательно. В больницах и поликлиниках и так нынче очереди с простудными заболеваниями.
- Считать, что купание в проруби грехи «снимает», есть лишь прибавление еще одного греха к имеющимся.
- Если православный человек имеет желание окунуться в Иордань (водоем, где освятили воду), следует взять на это благословение у священника.
- Хранить освящённую воду в особом месте надобно и потреблять по немножко (по-ложечке), желательно натощак, при болезни можно чаще.
- Обливаться (обливать) в ванне при купании святой водой, дабы выздороветь, нельзя.
- Скотину (худобу) и прочую домашнюю живность поить этой водой нельзя, даже с учетом того, что у некоторых святых такие примеры присутствуют.
- От сглаза, наговора, заговора и прочих чудачеств из ореола язычества вода крещенская не помогает, так как она святость, а не собственное суеверие.
- Гадать в крещенскую ночь, ради забавы, фольклора, традиции или от того, что «так наши предки делали» можно конечно, но только в церкви после подобного кощунства пред Богом Вам делать нечего. Нельзя соединять вместе бесовщину и Христа.
- Окроплять святой водой жилище можно и нужно, а рисовать на дверных косяках кресты – ваш личный выбор.
- Вода крещенская (Агиасма) не портится никогда ни от того, что в нее ионы серебра с креста попадают, а от того, что она святая.
- Абсолютное суеверие и усмешка лукавого, что нельзя святую воду наливать «от себя», «через руку» или через воронку, или ставить бутылку со святой водой на землю.
- Если не крещен как положено, то считать себя "окрестившимся" и носить крест, если отстоял службу и окунулся в прорубь - не следует. Как был нехристем, так им и остался.
- Святая вода обязательно потеряет для тебя лично свои свойства, если ты не веришь во Христа, и пользуешься ей, как очередным магическим средством.
- Крещенская вода приносит духовное и телесное здоровье по вере вашей.
                                                     

Игумен Павел Волгин

Есть в селе Дьяково, что на юге луганщины большое село – Дьяково, а в нем храм в честь первоверховных апостолов Петра и Павла. Храм этот построен прихожанами в 1892 году и лишь в период с 1930 до 1942 года был закрыт. Была и еще одна церковь в селе – Иоанна Милостивого, но ее после закрытия в 1930 году полностью разрушили в дни Великой Отечественной войны.
С 1946 по 1958 годы настоятелем Петропавловского прихода был игумен Павел (Волгин). 58 лет прошло со дня смерти священника, но и сегодня к месту его захоронения идут верующие, несут цветы и свои просьбы. Горит лампадка на могилке священника, молится народ православный, помнит того, чье служение Богу и любовь к людям стали для многих примером благочестия и праведности, хотя биографических сведений о нем пока еще очень мало.
Павел Иванович Волгин родился в 1857 году. В 1917 – 1919 годах служил офицером в рядах Белой Армии. После победы большевиков был репрессирован и получил 10 лет лагерей. Вернувшись из заключения и ссылки, поступил в Свято-Почаевскую Лавру, где и принял монашеский постриг с именем Павел в честь первоверховного апостола.
Read more...Collapse )

Мой небольшой рассказ в ФОМЕ

                                           

Первые 19 лет моего священнического служения проходили в сельском приходе. Храм новый, в 90-м году построенный, четыре окрестных села окормлял. Всё бы хорошо — и прихожан достаточно, и спонсоры с ближайшей шахты есть, да вот только через дорогу от церкви жил Сева.

Сева — фигура неоднозначная, непредсказуемая и категоричная, даже в свои сорок с хвостиком, хулиганистая. Если ему что-то не нравилось, он старался все исправить по-своему, причем кардинально.

Я со своими прихожанами чувства любви у него не вызывал, поэтому все виды его изощренных мстительных действий испытывал регулярно. Причем кульминация его действий против церковных соседей и меня лично обычно совершалась в большие церковные праздники.

И слова непотребные выслушивали, и гору навоза прямо перед входом на церковный двор получали, и милицию встречали в разгар службы — силовые структуры получили сообщение, что в храме крик, шум и драка со смертоубийством. Горазд был Сева в борьбе с «мракобесами».

Вот и в то Рождество, когда в половине четвертого утра начали прихожане на богослужение собираться, я с опаской рассматривал окрестности храма. Да и как не опасаться, если окно Севиного домика было освещено?

— Готовится, наверное, – решил я, — сейчас что-нибудь отчебучит.

Все Великое повечерие – сплошное напряженное состояние, но когда хор торжественно запел «С нами Бог», успокоился и я, и те, кого мы на входе храма оставили, дабы очередной «теракт» предотвратить.

Началась Утреня, я вышел в центр храма Евангелие читать и вдруг, справа от себя, в углу около иконы Антипия увидел Севу. Он плакал. Стоял и молча плакал. Все лицо в слезах. Вытирает рукавом глаза и опять, чуть ли не навзрыд…
О своем удивлении рассказывать не буду, его не опишешь. После службы пошел я к Савелию домой — надо же было это преображение как-то объяснить.

Сева грустный и задумчивый сидел в зале своего небольшого двухкомнатного домика. Перед ним на столе лежали две старенькие елочные игрушки. Одна из картона – ангел с крылышками, а вторая — стеклянный, чудом сохранившейся шарик, на котором местный художник нарисовал вертеп…

— Что случилось, Сева?

Сева посмотрел на меня. Подумал с минуту, а потом, рукой махнув, рассказал.

— Полез я на горище (чердак) за валенками, думал в окно ваше церковное горящего чёрта выставить, чтобы не радовались сильно, а за валенками в углу сумка старая мамина. Достал, открыл, а там вот эти игрушки.

— Ну и? – не понял я.

— Так мне их мамка подарила на Рождество, когда мне лет пять было. Подарила, обняла и песню вашу запела, а через дней десять преставилась.

— Какую песню?

— Да эту же.

И Сева запел:

— Добрий вечір тобі, пане господарю, радуйся…

Может быть, он и не пел, а просто говорил, но я больше никогда в своей жизни не слышал такой удивительного песнопения и такого радостного восхваления Христа.
                                           

Радуйтесь грешники! Родился Искупитель всех наших грехов!
Осталось только открыть для младенца Христа двери наших сердец...

Когда-то, уже давным-давно, на заре собственного интернетного присутствия, прочел я несколько зарисовок на тему Рождества Христова, под заголовком «Рождественские элегии».
Сегодня, готовлю проповедь к Празднику, и вспомнил об одной из них:

Колокола

Молюсь ночью, в онкодиспансере, шёпотом: "Рождество Твое, Христе Боже Наш"... Вьюга глушит рождественские колокола, почти до неслышимости, но радость отчего-то так и трепещет, так и требует не прекращаться в сердце моем!
Не могу заснуть, ворочаюсь. Встаю, выползаю в темный коридор, где виден прямо за окнами больницы сверкающий бизнес-центр с толстопузой крышей теннисного корта и нелепой башенкой, словно из детского фильма-сказки. Похоже чем-то на Вертеп, только без Младенца, Марии, Иосифа и пастухов...
А колокольный звон отсюда уже вовсе не слышен. И это вдруг огорчает: ну почему же, нукак же - без колоколов?!..
И я резко поворачиваю в нашу палату, где хрипят и кашляют мои товарищи по болезни - мои братья по Рождеству: Виталик, дядя Коля, Муса... Прикладываюсь к подушке и прислушиваюсь к тому празднику, который дарован Христом для меня и для них. И не могу уснуть - от кашля, вьюги заполночной, от едва доносящихся колокольных елоховских звонов. От запахов рождественской хвои.
И когда я всё-таки засыпаю, мне кажется: Звезда подмигивает нам, и даже долетает откуда-то издали:
"Тебе кланятися, Солнцу Правды"...


Именно сегодня, в Рождественский Сочельник, напомнил мне Господь эти небольшие рассказы и их автора, моего друга, встречи с которым всегда событие и радостная элегия.
С грядущим Рождеством, Владимир Александрович gurbolikov!
С Праздником, друзья!





поздравительное

                                   

31 декабря – время констатации, разбора «полетов» и окончательного подсчета цыплят. Никуда от этого не денешься, независимо от того делаешь ли ты жирный оливье или постный винегрет.
Стремление не видеть календарь или не слышать куранты, при всех аргументах консервативной ортодоксальности – тщетные усилия. Проще сказать - лицемерие.
Рождественские праздники впереди?
Верно.
Но встречать Рождество надо чистеньким, опрятным и целенаправленным. Новый год не только заставляет сделать уборку дома и в душе, он еще и «сын ошибок трудных». В эти дни (и даже ночь) можно переоценить свои возможности, понять собственные реальные силы и дать себе, на грядущие 365 дней, то задание, которое выполнимо.
Испросить благословение у Младенца Христа нужно, слов нет, но не аморфное и расплывчатое «Дай, Господи, благополучия», а конкретное, к чему решил стремиться, что реально с Его помощью можешь сделать.
Ночь новогодняя вполне этому способствует.
Не в празднике грех, а в том, как праздновать. И если изначально помолишься, постараешься простить всех и ни на кого зла не держать, то, затем смело можно и с Новым Годом поздравить, и бокал с шампанским пригубить, и дольку мандаринки скушать. Видя радостные лица, и Господь возрадуется.
Если же о личном, то у меня уже третий год одно желание и одна главная просьба к Богу.
Господи! Сделай так, чтобы за пять минут до новогодней полуночи, мне рассказывали не о том, чего достигли, кто мешал и какие мы хорошие, а просто констатировали: «И на земле мир, и в человецех благоволение»

Давеча, общаясь с лучшим четвероногим другом, то бишь с диваном, обратил свой пытливый взор на полки с книгами. На одной из них с огорчением обнаружил, что из шести томиков Федора Михайловича Достоевского, осталось лишь два.
Пришлось прервать удобное расположение и конкретно узнать, «чего нет» и вспомнить кому «дал почитать».
Не вспомнилось.
Утром, собираясь на праздничное богослужение в Никольскую церковь, зашел в алтарь собственного храма, где облачался отец Павел, а три помощника усиленно делили поминальные записки.
Окинул всех вопрошающе грозным взором и громогласно спросил:
- У кого мой Достоевский?
Откликнулся самый молодой:
- Батюшка, у меня только ваши "Бесы".
- Чего у тебя? - запнулся я.
- Бесы, - подтвердил алтарник.
Установилась тихая пауза, грозившая взорваться не подобающим для алтаря хохотом.
Придерживая палец у губ, тихонько, удерживая смех, смог ответить:
- Бесов оставь, а книжку отдай…
                                                       

Завтра читаем Евангелие на тему всегда в церковно-приходском топе находящуюся. О бесах рассуждать, козни бесовские раскрывать, бесов молитвою и отчиткой гонять - дело знакомое и захватывающие. Да и как иначе, если популярно, интересно, заманчиво и, главное, есть, кого обвинять и на кого пенять.
«Не виноватая я, он сам пришел».
И точно сам. У него, бес который, даже слова свои появились в поле информационном. К примеру – мейнстрим. Как говаривал мне в далёком далеко старенький отец Иаков (упокой его Господи): «Если слово хитроватое и иноземным душком отдает, это бесовское».
Может быть, именно поэтому некоторые священники наши, как на «бесовскую причуду» изначально и на интернет смотрели, а в период его необходимого освоения еще долго «интернатом» называли. Слово то иноземное, да и толком не понятное.
Сегодня уже проще. Даже розовая сказочка о том, что когда-то один из святых заставил беса петь «Святый Боже» и сущность с рожками и злобой на третьем повторе превратилась в ангела, продолжает не только в разных вариациях рассказываться, но еще и темой популярного нынче фильма стала и рекомендована к освоению православным сообществом.
Нет, к достальевскому «Монаху и бесу» я больших претензий не имею, уже пару раз смотрел и даже на высокоинтеллектуальной дискуссии по данной киноленте присутствовал, но все же мне как то ближе и понятней афанасьевская байка.
Вот эта.
Бабуля, ставила по праздникам свечку перед образом Георгия Победоносца, а змею, изображенному на иконе, показывала завсегда кукиш и приговаривала: вот тебе, святой Егорий свечка, а тебе, сатана, — дуля. Расстроила и рассердила нечистого так, что он не вытерпел; явился к ней во сне и стращать стал: «Попадись ты только ко мне в ад, натерпишься муки! Вспомню я тебя твои шиши». После сна этого пугающего стала бабушка по свечке и Егорию, и змию ставить. Прихожане недоумевают и спрашивают — зачем она это делает?
- Да как же, родимые! Ведь не известно еще куда попадешь: либо в рай, либо в ад!

Хорошая сказочка. А может все же реальность? Разве не продолжаем одновременно «налаживать отношения» и с Богом и с теми, кто с Ним борется?
Ведь о бесах больше думаем и защиты от них ищем. Знаменитое украинское «пороблэно» в лексиконе и сознании не только сельских жителей обретается. В городских храмах разговоры о порче и бесовском вселении – мейнстрим!. Причем в городах с изысками технологическими подается, с современными мотивами и рассуждениями о космических силах, дискретных разнообразиях с приправой восточной мистики и астрологических предсказаний.
Хотя и повторяем практически ежедневно: „Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Матфея 4:10), а бесогонием занимаемся (Михалков – это не про тебя).
Почему, спрашивается?
Отчего проблема решается не по рекомендованному «Плюнь и дунь на него», а посредством – каждому по свечке?
К сожалению, сами виноваты. Не объяснили толком, что делать реверансы в сторону зла абсолютно бессмысленное занятие, так как мы, человеки, для сатаны и его клевретов представляем интерес лишь в качестве жертвы. Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Пет 5:8).
Ненависть для бесов стала единственной возможной формой отношений, для них даже собственное существование мучительно, а мы все пытаемся их ублажить и перевоспитать.
Мало говорим и знать не хотим о том, что бес без нашего желания и разрешения ничего сам сделать не может. Евангелие об этом четко и однозначно говорит. Господь бесов в свиней отправил. Не сами они вселились, а Он нечисть эту по их просьбе туда отправил. Нет у злых существ возможности самостоятельно «вселяться», не обладают они такой силой.
Мы их сами приглашаем, кормим и взращиваем.
Как?
Стремлением все свои проблемы, искушения и неудачи приписать каким-то внешним обстоятельствам. На любое «не вышло» - найдется внешняя причина, на собственную болячку - определится виновник. Оправдывать себя стало само-разумеющимся состоянием и нас даже не удивляет, когда ребенок, разбив чашку, не говорит «простите», а заявляет, что она на краю стояла…
Собственная несуразность и неумение, обрастает ворохом оправданий и претензий ко всем и ко вся. Видя все это, лукавый обязательно постарается, подходящее объяснение подскажет.
Рукопожатия со злом совершено.
Далее вступает в силу артиллерия суеверий, предсказаний и прогнозов. Ведь без них, представить собственный грех, как вынужденный и единственно возможный выход никак невозможно. Намного проще объяснить свой проступок злым взглядом соседа, пустыми ведрами, неблагоприятным астрологическим прогнозом или отвратительной кармой нынешнего дня.
Сотрудничество налаживается. От рукопожатия переходим к активной дружбе с теми, кто никогда не будет добр. И скоро они потребуют зажечь свечку и себе… приравнять свою нечистую сущность с Творцом, то есть отказаться от первой заповеди Божьей.
Практически на каждой исповеди приходится выслушивать сетование на злые силы, которые житья не дают. Они действительно очень злые и ненасытные, и избавиться от них не просто и самостоятельно, без помощи Божией, практически невозможно.
Есть средство, хоть и иноземным словом определяемое, но вполне понятным: профилактика. Помните, в недавнюю зиму, все в марлевые повязки оделись, что бы грипп не подхватить. И неудобно, и противно, и неловко, но одели. Аналогично и с защитой духовной. Через часто меняемую повязку покаяния, укрепленную огнем очищающего Причастия, ни один бес не проникнет…
Грязное оно по умолчанию намного быстрее к грязному прилипает, а «для чистых все чисто» (Тит.1:15).
Так что, уважаемый Николай Досталь, никогда для меня легион – Легиончиком не станет.
А фильм хороший. Смотреть надобно. И стадо свиней рядом не нужно. Бесяка не подойдет, так как на экране он слишком православным оказался. Оно ему надобно, вражине этакой?


                             


С годами синодик у верующего человека имеет свойство претерпевать серьезные изменения. Все чаще из первой его части вычеркиваются имена на страничках «О здравии» и появляются они же под печальным «О упокоении». Поэтому нетрудно угадать, кому принадлежит та или иная поминальная книжица. Если в заупокойной ее части лишь несколько имен – значит, молод еще прихожанин. С годами же разница между разделами синодика постепенно стирается, а затем, по мере приближения двери смертной, все больше тех имен, кто уже «там», к кому обязательно и мы направимся…

Удивительная способность есть у современного человека: стараться не думать о смерти. Некоторые в этом старании столь усердствуют, что даже естественные потери близких воспринимают, как собственное жизненное крушение. Хотя ведь испокон веку известны два абсолютно точных утверждения не требующих доказательства. Первое – все мы умрем, и второе – неизвестно когда. Отрицать неизбежное и бежать от него, значит изначально признать отсутствие духовного начала, как в себе, так и в окружающем мире. Превратиться в маленькую, по сути никому ненужную шестеренку, которую неизвестно для чего и для кого заставляют крутиться и цепляться за жизнь.

Завтра поминальная Димитриевская суббота. Суббота утверждения единства Церкви небесной и Церкви земной, мира горнего и мира дольнего. Это утверждение есть констатация бессмертности и также того, что каждый из нас не временная деталь этого мира, а необходимость Божьего промысла. Именно поэтому в Синодике под одной обложкой и те, кто «за здравие» и те, кто «за упокой».
Я навсегда запомнил фразу старенькой 90-летней женщины до конца дней своих сумевшей сохранить светлое отношение к миру и окружающим. Пережила она все катаклизмы истории, похоронила немереное число родных и близких, но даже в болезненной старости не унывала.
В ответ на мой вопрос, как же так можно «Жить – не тужить», бабушка вытащила из видавшего виды ридикюля такой же старинный синодик еще царского теснения и, раскрыв его, сказала: «Я вот за покойничков своих молюсь, а они меня здесь хранят, да и там встретить обещались».

Так что не тщетна наша молитва об ушедших, и Церковь своими родительскими поминальными субботами несколько раз в году об этом напоминает и просит помнить именно сейчас, не откладывая на грядущий день, о тех, кто уже предстал пред судом Божиим. Наши молитвы об усопших ― мысли о себе самом, ведь время столь скоротечно.

И еще одно. Любая поминальная суббота это время двойной встречи.
Первая встреча - духовная. Души усопших наконец-то дождалась своих родственников, которые, слава Тебе Господи, хоть сегодня о них молитвенно вспомнили.
Вторая встреча - земная. Священник видит в храме малознакомые и неизвестные лица, стоящие со свечами на панихиде. Малознакомые это те, кто в храме появляется только на родительские субботы, а неизвестные, не знающие и непонимающие, что и как в храме надобно делать, из тех, кто недавно были на похоронах родных и любимых.
Для них, сегодня, храм лишь место скорби, но уже есть внутреннее, еще не понятное, не осознанное чувство, в котором даже себе самому не признаются, что надо молиться.

Радоваться или огорчаться?
Огорчаться из-за себя надобно. Именно твое пастырское слово на погребении не убедило. Не сумел рассказать и показать, что молитва об ушедших это, по сути, молитве о себе, что для Бога мир горний и мир дольний равнозначен.
Радоваться тоже нужно. Только не за себя, а за то, что Бог и без твоего старания в храм человека привел.

                                                 

После службы перебирал стопку книг, привезенных их первопрестольной, среди них "Авиатор" Евгения Водолазкина. На данном романе просматривание остальной литературы закончилось. Зачитался. Герой книжки пытается научиться прощать...
Подобного еще не попадалось.
Да и написано неплохо.
Вспомнил, что "Фома", упоминал об авторе. И точно в сентябрьском номере целое интервью. Умненькое такое, познавательное, думать заставляющее и с мыслями интересными.
Одна из них созвучна нынешнему собственному настроению:

Для себя я давно уже решил, что важнейшее средство духовной гигиены — неучастие в соцсетях. Это ни в коем случае не всеобщая рекомендация. Есть люди, для которых соцсети — инструмент их работы. Есть люди, которые вообще лишены иной возможности общения, кроме как в соцсетях. Но вот что нужно абсолютно всем — это фильтровать поступающую информацию. Причем фильтр должен быть умным, основанным на правильных этических приоритетах. И основной приоритет: реальная жизнь важнее, чем виртуальное пространство.

Не знаю насколько получится, но попробую исполнить рекомендацию Евгения Водолазкина в Рождественский пост

Блажени милостивии

                                           

                                             

Получили серьезное пожертвование из Тихорецкой епархии, а также накопились немного денег от православных россиян. После возвращения из Москвы (еду завтра на VII международный фестиваль «Вера и Слово»), если Господь благословит, начнем формировать заявку на медикаменты, а также решать таможенные проблемы, чтобы привезти заказанное.
Ситуация с лекарствами у нас улучшилась существенно, но цены серьезно разнятся с российскими, а учитывая размер пенсий наших прихожан, становится понятно, что каждый флакон Валерьянки – помощь великая.
Имена всех, кто перечислил денежку обязательно заносим в приходской синодик и соборно молимся насколько можем.
На каждой литургии, когда поют «Блажени милостивии, яко тии помиловани будут» всегда вольно и невольно вспоминаем именно Вас, кто внес свою лепту в это великое милосердное дело…



                                                 

«Радуйся Радосте наша, покрый нас от всякого зла, честным Твоим омофором». Именно этот акафист, в уже далекие 90-ые годы, очень часто просили прихожане отслужить в моем первом приходе, в селе Ребриково. Причем, последнюю строку икоса «Радуйся Радосте наша…» они распевали таким удивительным, душевным и слезоточивым хором, что мне вместе с ними хотелось плакать.
Плакать не от горя, не от страдания и нестроений, хотя их всегда предостаточно, а от того, что понимаешь, что без Заступницы из житейских прегрешений, преткновений и искушений не выбраться.
Однажды в Оптиной, когда я уже будучи священником привез туда группу наших верующих, отец Мелхиседек, после рассказа о монастыре задал моим прихожанам вопрос:
- А теперь вы расскажите, как вам Богородица помогает?
- Да что же они расскажут-то – растерянно подумалось мне, а потом стало стыдно, потому что каждый из них поведал реальные случаи из своей жизни, где невидимая рука Богородицы и здоровье поправила, и семейную проблему решила и от врага защитила. В отличие от меня, они уже это знали, видели и понимали.
Долгий путь нужен, чтобы прийти от «священного исторического и культурологического наследия» к простой, ясной и поэтому твердой вере. Озарение и откровение – дело редкое, обычно и чаще: «верую Господи, помоги моему неверию».
Но вот когда без расшифровок и богословских изысков станет ясно, что означает «радостнопечалие», тогда и можешь аккуратненько, скромненько себя похвалить, а затем спохватиться и со вздохом покаянным спеть:
«Радуйся Радосте наша, покрый нас от всякого зла честным твоим омофором»

С Праздником!

Кропило



"Я спросил сегодня у менялы..."
(Сергей Есенин)

- Почем доллар нынче?
- Что батюшка разбогател?
- Да нет, просто опытный человек подсказал, что надобно поменять. Грядут говорит времена тяжкие нашей экономике не подвластные.
Борис, так зовут моего знакомого рыночного менялу, поерзал по прилавку, на котором несмотря на немаленький рост всегда восседал, почесал затылок, потёр подбородок и выдал набор очередных курсов по схеме: рубль - доллар - евро - гривна.
- Чёт многовато за доллар то - засомневался я.
- Я тебе, батя, и так две единицы скинул. По братски. В банке дороже будет.
Борису я верил. Не было случая чтобы обманул, как и сомнения не вызывало, что свой гешефт он и со мной иметь будет.
Толстенькая пачка сторублевых купюр в ловких руках менялы быстро превратились в три бумажки с заграничным президентом и тут же последовал вопрос:
- Квартиру освятишь, когда ремонт закончу?
- Освящу.
- И сколько возьмёшь?
- Так сколько дашь.
- Не, так нельзя - опять заерзал на прилавке Борис, - ты должен, как цыган цену загнуть, а я, как еврей, с тобой поторговаться и её сбавить.
- По иному никак нельзя?
- Нельзя. Тогда по честному будет.
Мысли хорошие, впрочем, как и не очень, приходят неожиданно. Главное быстренько разобраться от кого они определились. Моя мысль, была явно с правой, то бишь с доброй стороны.
- Давай так. Ты в область мотаешься через день. Зайди в наш магазин церковный и скажи, что хочешь мне, именно мне, фамилию назовёшь, купить на храм большое кропило. Поторгуешься как еврей и приобретёшь. Для освящения твоей квартиры и используем.
Через пару дней звонят из областного центра, спрашивают:
- Отче, тут какой то интересный мужчина просит продать ему кропило для вас. Вы об этом знаете?
- Знаю, - ответствую я, - а что там не так?
- Так он какой-то странный. Цену сбавляет в два раза.
Единственно, что первое пришло на ум, то и сказал:
- Торгуйся!
- Это как ? - не поняла глава церковной лаки.
- Как на базаре!
Телефон замолчал, слышалось лишь удивленное сопение. Затем изменившийся голос произнёс:
- Как благословите.
Вечером к храму подъехала машина. Из неё торжественным шагом вышел мой меняла и не менее торжественно приподнес мне завернутое в целлофан кропило.
Вручение сопровождалось комментарием:
- Ну и упёртые у вас, батя, работники. Еле сошлись.
- Как сошлись, в чем? - не понял я.
- Так в цене, отче. Сбавили процентов двадцать.
Мне сказать было нечего....

Квартиру мы вскоре освятили, а в лавке епархиальной до сих пор обсуждают моё благословение торговаться.


Рождество Богородицы

Богородицею весь род человеческий обновился
св. Иоанн Дамаскин

                         
Во времена уже давние учебный год во всех школах начинался с первого урока Закона Божия, и первой темой этого урока было повествование о том, как началась история Нового Завета, история нашего времени. Рассказ о величайшем событии человеческого общества – Рождестве Пречистой Владычицы нашей Богородицы.
Этот день в русском народе принято называть Пречистым. Помните старые, вновь ныне возвращаемые названия – Пречистенка, Пречистое. Да и как по иному могло назвать день рождения Владычицы нашей любящее сердце православного человека? Как по иному может оно относиться к Той с чьим именем и чьей защитой мы, по существу, и живем?
Нынешний Праздник - начало домостроительство Божия, начало реального, теперь только от нашей воли зависящего пути к Спасителю, к той цели, в которую верит сердце каждого православного верующего.
И как же тут без Пречистой? Без Ее заступничества и защиты?

Рождество Твое, Богородице Дево, радость возвести всей вселенной: из Тебе бо возсия Солнце Правды Христос Бог наш и, разрушив клятву, даде Благословение, н, упразднив смерть, дарова нам живот вечный.

Величаем Тя, Пресвятая Дево, и чтим святых Твоих родителей, и всеславное славим Рождество Твое.


                                                                     С Праздником!


И несколько фото с сегодняшней праздничной литии




Сам с усам…

                       

Помните еще из детства диалог:
- Сам сделал?
- Сам!
- Умница. Совсем взрослым стал.
И передача когда-то была по телевиденью, называлась «Сделай сам». Многие ее смотрели и всевозможные поделки мастерили. Хорошая передача, умная. В те времена «развитого социализма» многому полезному обучали, да и воспитание в практическом русле, в подавляющем числе семейств, происходило. Это в дни нынешние, куда не посмотри, все в виртуальном пространстве обретается и так же виртуально преподносится.
Нынче социальные сети, да журналы интернетные лишь на кулинарные рецепты богаты. Это неплохо, конечно, сам не против вкусно поесть и даже был единичный случай, когда борщ сварил, но все же печалит, когда на вопрос четырнадцатилетнему отроку: «У тебя надфиль есть?», следует встречное вопрошение «А чего это такое?»
Отнюдь не ностальгирую по временам советским, но до дня нынешнего скамеечка, сделанная своими руками, и ветхая книжка Жюль Верна, собственноручно восстановленная, намного дороже модного пуфика и красочного издания «Детей капитана Гранта».

назад в будущее?

Помните как характеризовали во времена советские творчество некоторых русских литературных классиков, если оно не вписывалось в критерии "социалистического реализма"?
Была следующая формулировка: "Силою своего таланта писатель превзошел свое мировоззрение".
Читаю статью о Айвазовском в православном издании и, вдруг, до боли знакомое: "Богом данное вдохновение превосходит сознательные намерения автора"
Ностальжи…..

Николай I и Пушкин

   

Смертельно раненый Пушкин сказал доктору Арендту: "Попросите государя, чтобы он меня простил, попросите за Данзаса, он мне брат, он невинен, я схватил его на улице". Арендт передал Николаю просьбу поэта. Император ответил ему кратким письмом: "Если Бог не велит нам более увидеться, прими мое прощение, а с ним и мой совет: кончить жизнь христиански". О жене и детях не беспокойся. Я их беру на свое попечение". Этот ответ очень утешил Пушкина. Своего друга Жуковского он попросил передать императору: "Скажи ему, - отвечал он, - что мне жаль умереть; был бы весь его". Николай Первый сдержал свое обещание. Он уплатил все долг Александра Сергеевича, доходившие до 70 тысяч рублей, Назначил Наталье Николаевне пенсию в 5 тыс. рублей и каждому из четырех детей его по 1,5 тыс.; оба сына были зачислены в Пажеский корпус - самое престижное заведение Петербурга, там они получали еще по 10 тыс. ежегодно. Так же по приказу императора в их пользу было выпущено полное собрание сочинений их гениального отца. Данзасу же, приговоренному судом к повешению, смягчил приговор, заменив его двумя месяцами гауптвахты

Фома №7 2016
                                 

к завтрашней проповеди
Пешком по морю бурному «яко по суху» к Христу апостол Петр направился. Волны не были ему страшны, глубина вод не смутила, но «видя сильный ветер, испугался и, начав утопать» (Матф.14:30).
Проповедей на эту тему, как и рассуждений разнообразных – не перечесть. Вот только вывод у большинства из них одинаковый и прихожанам нашим уже давно известный. Обобщить этот повсеместный итог толкований можно одним предложением: «Чтобы достойно пройти по бурливому морю житейскому, надобно верить в Бога». Верно, конечно, но я немного на ином желаю акцент утвердить. На ветре.
В том, что «жизнь прожить не поле перейти» никто не сомневается, особенно, когда тебе за шестьдесят и последнюю четверть века регулярно выслушиваешь исповеди, где всегда штормит страстями привнесенными и приобретенными.
Как пережить очередную бурю спрашивают регулярно, а вот как от ветров, данные катаклизмы приносящие, защиту найти практически никто не интересуется.
Может это от нашего ментально-национального: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится»? Так ведь слишком часто громы гремят, да и почему-то, узнав утром, что днем дождь будет, зонтик из дому берем, а ненастья ветров духовных не остерегаемся.
Наши ежедневные духовные, скорее душевные, размышления пребывают на уровне фамусовского боязливого вопроса: «Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!?». Мнение иных о себе любимом главенствуют и преобладают. Не у Бога совета и благословения ожидаем, ни на Его полагаемся, а на очередную Марью Алексеевну, независимо от того, в ранге соседки она пребывает или президентом называется.
А какая от них защита от ветра духовных, от тайфуна лукавым организованным?
Да никакой!
Лично мужественным надобно быть. Даже если страшно плыть по бушующему морю, непривычно ответственность за близких и далеких на себя брать, нужно уметь это делать. Духовный ветер врага рода человека боится мужественных, тех, кто не прячется за спины других.
И терпение необходимо. Ни одна буря, ни одно искушение, ни одна обида не длится бесконечно долго. Соблазн исчезнет, надо только научиться ждать, надо научиться держать удар.
Если даже при ошибках и огрехах сумеешь терпеливо сохранить мужество, то обязательно увидишь спасительную, протянутую лично к тебе, руку Христа.
С воскресным днем!