?

Log in

Рождество Богородицы

Богородицею весь род человеческий обновился
св. Иоанн Дамаскин

                         
Во времена уже давние учебный год во всех школах начинался с первого урока Закона Божия, и первой темой этого урока было повествование о том, как началась история Нового Завета, история нашего времени. Рассказ о величайшем событии человеческого общества – Рождестве Пречистой Владычицы нашей Богородицы.
Этот день в русском народе принято называть Пречистым. Помните старые, вновь ныне возвращаемые названия – Пречистенка, Пречистое. Да и как по иному могло назвать день рождения Владычицы нашей любящее сердце православного человека? Как по иному может оно относиться к Той с чьим именем и чьей защитой мы, по существу, и живем?
Нынешний Праздник - начало домостроительство Божия, начало реального, теперь только от нашей воли зависящего пути к Спасителю, к той цели, в которую верит сердце каждого православного верующего.
И как же тут без Пречистой? Без Ее заступничества и защиты?

Рождество Твое, Богородице Дево, радость возвести всей вселенной: из Тебе бо возсия Солнце Правды Христос Бог наш и, разрушив клятву, даде Благословение, н, упразднив смерть, дарова нам живот вечный.

Величаем Тя, Пресвятая Дево, и чтим святых Твоих родителей, и всеславное славим Рождество Твое.


                                                                     С Праздником!


И несколько фото с сегодняшней праздничной литии




Сам с усам…

                       

Помните еще из детства диалог:
- Сам сделал?
- Сам!
- Умница. Совсем взрослым стал.
И передача когда-то была по телевиденью, называлась «Сделай сам». Многие ее смотрели и всевозможные поделки мастерили. Хорошая передача, умная. В те времена «развитого социализма» многому полезному обучали, да и воспитание в практическом русле, в подавляющем числе семейств, происходило. Это в дни нынешние, куда не посмотри, все в виртуальном пространстве обретается и так же виртуально преподносится.
Нынче социальные сети, да журналы интернетные лишь на кулинарные рецепты богаты. Это неплохо, конечно, сам не против вкусно поесть и даже был единичный случай, когда борщ сварил, но все же печалит, когда на вопрос четырнадцатилетнему отроку: «У тебя надфиль есть?», следует встречное вопрошение «А чего это такое?»
Отнюдь не ностальгирую по временам советским, но до дня нынешнего скамеечка, сделанная своими руками, и ветхая книжка Жюль Верна, собственноручно восстановленная, намного дороже модного пуфика и красочного издания «Детей капитана Гранта».

назад в будущее?

Помните как характеризовали во времена советские творчество некоторых русских литературных классиков, если оно не вписывалось в критерии "социалистического реализма"?
Была следующая формулировка: "Силою своего таланта писатель превзошел свое мировоззрение".
Читаю статью о Айвазовском в православном издании и, вдруг, до боли знакомое: "Богом данное вдохновение превосходит сознательные намерения автора"
Ностальжи…..

Николай I и Пушкин

   

Смертельно раненый Пушкин сказал доктору Арендту: "Попросите государя, чтобы он меня простил, попросите за Данзаса, он мне брат, он невинен, я схватил его на улице". Арендт передал Николаю просьбу поэта. Император ответил ему кратким письмом: "Если Бог не велит нам более увидеться, прими мое прощение, а с ним и мой совет: кончить жизнь христиански". О жене и детях не беспокойся. Я их беру на свое попечение". Этот ответ очень утешил Пушкина. Своего друга Жуковского он попросил передать императору: "Скажи ему, - отвечал он, - что мне жаль умереть; был бы весь его". Николай Первый сдержал свое обещание. Он уплатил все долг Александра Сергеевича, доходившие до 70 тысяч рублей, Назначил Наталье Николаевне пенсию в 5 тыс. рублей и каждому из четырех детей его по 1,5 тыс.; оба сына были зачислены в Пажеский корпус - самое престижное заведение Петербурга, там они получали еще по 10 тыс. ежегодно. Так же по приказу императора в их пользу было выпущено полное собрание сочинений их гениального отца. Данзасу же, приговоренному судом к повешению, смягчил приговор, заменив его двумя месяцами гауптвахты

Фома №7 2016
                                 

к завтрашней проповеди
Пешком по морю бурному «яко по суху» к Христу апостол Петр направился. Волны не были ему страшны, глубина вод не смутила, но «видя сильный ветер, испугался и, начав утопать» (Матф.14:30).
Проповедей на эту тему, как и рассуждений разнообразных – не перечесть. Вот только вывод у большинства из них одинаковый и прихожанам нашим уже давно известный. Обобщить этот повсеместный итог толкований можно одним предложением: «Чтобы достойно пройти по бурливому морю житейскому, надобно верить в Бога». Верно, конечно, но я немного на ином желаю акцент утвердить. На ветре.
В том, что «жизнь прожить не поле перейти» никто не сомневается, особенно, когда тебе за шестьдесят и последнюю четверть века регулярно выслушиваешь исповеди, где всегда штормит страстями привнесенными и приобретенными.
Как пережить очередную бурю спрашивают регулярно, а вот как от ветров, данные катаклизмы приносящие, защиту найти практически никто не интересуется.
Может это от нашего ментально-национального: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится»? Так ведь слишком часто громы гремят, да и почему-то, узнав утром, что днем дождь будет, зонтик из дому берем, а ненастья ветров духовных не остерегаемся.
Наши ежедневные духовные, скорее душевные, размышления пребывают на уровне фамусовского боязливого вопроса: «Что станет говорить княгиня Марья Алексеевна!?». Мнение иных о себе любимом главенствуют и преобладают. Не у Бога совета и благословения ожидаем, ни на Его полагаемся, а на очередную Марью Алексеевну, независимо от того, в ранге соседки она пребывает или президентом называется.
А какая от них защита от ветра духовных, от тайфуна лукавым организованным?
Да никакой!
Лично мужественным надобно быть. Даже если страшно плыть по бушующему морю, непривычно ответственность за близких и далеких на себя брать, нужно уметь это делать. Духовный ветер врага рода человека боится мужественных, тех, кто не прячется за спины других.
И терпение необходимо. Ни одна буря, ни одно искушение, ни одна обида не длится бесконечно долго. Соблазн исчезнет, надо только научиться ждать, надо научиться держать удар.
Если даже при ошибках и огрехах сумеешь терпеливо сохранить мужество, то обязательно увидишь спасительную, протянутую лично к тебе, руку Христа.
С воскресным днем!
Пообщались с ребятишками в нашем детском лагере "Лесные Зори".
Хорошая встреча получилась, хотя изначально непросто диалог начинался, слишком разновозрастная аудитория. На вопросах общая тема определилась. Сплошные демоны, вурдалаки, духи и прочая нечисть. Компьютерные игры рулят сознанием ребятенков... Уже в самом конце встречи, мальчишка лет 10-11 на полном серьезе спросил: Чего делать то надо, чтобы прожить подольше?
В ответы включились все: с советами, пожеланиями и конкретными наставлениями.
Порадовало то, что многое из церковных правил и веры нашей дети знают. Даже спрашивали, как правильно Ангелу-хранителю молиться.
Дай Бог им мира, здравия и плодотворной учебы.









встреча с Лениным

                                                                     

Сидел на скамеечке возле храма.
Старушка подошла. Старенькая. Мне в матери годится.
Отдышалась немного (духота в городе) и принялась обличать всех верующих вместе с Богом и святыми.
Спорить не хотелось, да и было ясно, что бабулька как-то оправдать себя желает. Ведь сверстницы ее церковь посещают, праздники православные отмечают и даже исповедуются.
Насчет исповеди моя собеседница была особо категорична:
- Святые нашлись! Я ж их (далее идет перечень ровесниц-соседок) с мальства знаю и всё их исподнее передо мной прошло!
Тут я не выдержал:
- Давайте, матушка, не обвинять никого и так все вокруг ругаются да воюют…
Бабуля замолчала, губами почмокала и неожиданно заявила:
- А ты прав, поп-батюшка, ругаются ироды.
Затем подумала и добавила:
- И водку пьют, нехристи.
Насчет «нехристей» из уст старенькой "обличительницы веры" было любопытно услышать, но и понятно, что эту тему сейчас развивать нельзя никак.
Старушка же, немного помолчав, вдруг резко ко мне повернулась и утверждающе, безапелляционно заявила:
- А ведь правильно Владимир Ильич вас и водку "дурманом" назвал.
- Какой Владимир Ильич? – не понял я.
- Так Ленин же! – старушка глянула на меня с сочувствием и состраданием.

Посидели еще немножко. Повздыхали.
Кряхтя, собеседница моя поднялась и со словами «пора до дому идти», опираясь на палочку, направилась в сторону многоэтажек.
Отошла уже довольно далеко, а затем, развернувшись, громко и четко проговорила:
- А ты, поп-батюшка, не болей. Это хорошо, когда кто-то кому-то нужен…

                                           

Терпеть не могу сквернословие (матерщину, брань площадную, ругательства низменные, непристойные выражения и т.д. - нужное подчеркнуть). Именно поэтому, абсолютно не согласен с утверждением Салтыкова-Щедрина, что - "По части сквернословия у русского человека собеседником может быть только такой же русский же человек".
Загнул, Евграфович. Аргумент защитникам "художественного мата" предоставил: мол, вон даже великий писатель нас понимает.
Но все же, вокруг ругаются. Даже женщины. Даже дети и, представьте себе, даже православные.
Отсылать к апостольскому определению "гнилых слов" не буду, а вот свидетельство к чему приводит увлечение "ядреным русским матом" могу предоставить.

Приходилось мне несколько раз присутствовать при кончине, как своих прихожан, так и людей мне не знакомых, но к которым на «проводы» меня привезли (затащили, уговорили, заставили прийти).
Казалось бы, пред Богом скоро предстоять, утихомириться надобно, о грехах подумать, да не тут то было! Матерятся некоторые. Причем образно и художественно.
Спрашивал у родственников умирающего о житейском лексиконе к смерти стремящегося, так некоторые сами удивляются, говорят ничего подобного от него (неё) не слышали. Хотя были и такие, для кого подобные выражения - обыденное дело.

Поинтересовался у стареньких, опытных священников, насчет того, чего те, от которых слова бранного не слышно было, перед смертушкой собственной матом кроют? Они единогласно мне ответили, что во времена жизни может быть данное чадо и не материлось во всеуслышание, а «про себя», то бишь внутренне и тихонько в определенные места кого-то посылало, и некоторые ситуации в данный момент своей жизни словом матерным характеризовало.
Так что, други, ежели «про себя» ругаетесь, имейте ввиду: придет время, когда над вами в минуты последние будут слезы лить, а вы их матом и по батюшке, и по матушке!

PS. В начале этого тысячелетия, мне, приснопоминаемая Юлия Николаевна Вознесенская, как то на старом кураевском форуме подсказала один очень оригинальный и, главное, действенный способ избавиться от скверны языковой.
Вот он: «Нужно носить при себе рулон туалетной бумаги и после каждого грязного слова демонстративно вынимать его и подтирать рот».
Так что пробуйте! Или Вы не ругаетесь?

Знаю прекрасного и удивительного человека. Прекрасного потому, что в нем сочетание внешнего и внутреннего действительно симфоническое. Если "по умному", то полная личная синергия, что очень не часто встречается.
Может быть и есть в нем какие-то сучки и шероховатости, но замечать их нет желания, а искать не хочется. И не потому, что боюсь разочарования. Просто он православный инок, то бишь монах. Вернее, иеромонах.
Заниматься поиском отрицательностей у священника в клобуке дело непотребное, да и приумножать количество собственных грехов на старости лет данными "расследованиями" никакого желания нет, тем паче, что у этого монаха еще и удивительность есть.
Дело в том, что вопрос: Чего ты в монахи подался? - не только мирские задают, белым священникам это тоже крайне интересно. Когда-то и я не удержался, спросил:
- Монахом то, чего стал?
- Понимаешь - ответил мне иеромонах, - в моей жизни до пострига все было очень успешно и здорово, надо ведь было Бога хоть как то отблагодарить.
Вот так то...

divide et impera







Надо бы уже перестать говорить "ух ты!" и от неожиданной новости раскрывать рот и хлопать ладонью по близлежащей плоскости. Казалось бы, времени удивлений пора уйти в прошлое и можно с видом познавшего практически все человека, повторять известные слова Екклезиаста "Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем".
Ведь даже без когнитивного диссонанса жить довольно интересно, тем более, когда цель как земная, так и духовная уже четко ясна.
Так ведь нет!
Продолжают "удивленности" досаждать.
Сколько сказано, пересказано, объявлено, утверждено и проповедано, что Украина есть "унитарное государство". Хотя уже давно всем ясно, что до унитарности, как до мужика в четверг после дождичка, но, что поделаешь, в Конституции записано именно так.
И вот Крестный ход. Старый лозунг (в наших градах и весях нынче многими не одобряемый): Схiд и Захід разом.
Казалось бы: поддержи, помоги, приветствуй.
А на деле?
Злоба, ненависть, вражда и, самое главное, страх животный, обволакивающий и всё поглощающий у тех, кто "унитарность" видит лишь в подавлении, унижении и пренебрежении.
Вновь и вновь срабатывает принцип при котором сейчас только и возможно существование Украины как таковой: divide et impera, то бишь Разделяй и властвуй.
Свистопляска нечести продолжается, только вот шабаш этот на издыхании…
Крестный ход победит. При любых раскладах политических конъектур, степени озлобленности и невменяемости.
Он уже победил.
Поэтому и беснование.
«Рече безумец в сердце своем: несть Бог»

PS. Не могу не добавить слова архм. Алипия (Светличного):
"этот Крестный ход молитвы ЗА МИР!!! За мир, дорогие мои! За мир! И все инфернальные силы корёжатся и изрыгают правду о своей ненависти по отношению к миру на земле украинской! Все исповедуют истинность Православной Церкви! Их вражина толкает на безумные поступки, но этим они только ярче представляют миру Святую Церковь Христову единую миротворицу в нынешней ситуации.
Боятся мира Божьего!"

https://www.facebook.com/igalipiy/posts/1774191966155792


                                                                   

Завтра память преподобного. Вспомним наиболее крылатые советы и поучения светильника оптинского, а также есть смысл отсчитать четверть века назад и посмотреть на возрождающуюся Оптину в 1990 году.

- Мы должны жить на земле так, как колесо вертится, чуть одной точкой касается земли, а остальным стремится вверх; а мы, как заляжем, так и встать не можем.

- Где просто, там ангелов со сто, а где мудрено — там ни одного.

- Не хвались горох, что ты лучше бобов, размокнешь — сам лопнешь.

- Отчего человек бывает плох? — Оттого, что забывает, что над ним Бог.

- Кто мнит о себе, что имеет нечто, тот потеряет.

- Жить проще — лучше всего. Голову не ломай. Молись Богу. Господь всё устроит, только живи проще. Не мучь себя, обдумывая, как и что сделать. Пусть будет – как случится, — это и есть жить проще.

- Нужно жить, не тужить, никого не обижать, никому не досаждать, и всем моё почтение.

- Жить – не тужить – всем довольной быть. Тут и понимать-то нечего.

- Если хочешь иметь любовь, то делай дела любви, хоть сначала и без любви.

- Воли человека и Сам Господь не понуждает, хотя многими способами и вразумляет.

- Мать! Давно было сказано, чтобы не унывать, а на милость и помощь Божию уповать! Что говорят — слушай, а что подают — кушай.

- Послушай, сестра! Не будь востра, не будь пестра! А будь постоянна и смирна — и будешь мирна!

- Не люби слушать о недостатках других, тогда у тебя будет меньше своих.

- Не раз вспомнишь простую русскую пословицу: «Бей в решето, когда в сито не пошло». Пословицу эту не мешает заметить и запомнить и тебе, мать, когда придется в деле не успевать, когда думаем сделать так, а выходит иначе. Тогда пословица эта пригодна наипаче.

- Не было печали, но лукавые враги накачали, представляясь то в виде Ефремки, то в виде зубастой крокодилки.

- Слышу о тебе, начальственная мать, что ты не перестаешь унывать с тех пор, как начала горевать, получивши весть о пострижении. Знай, что горе — как море: чем более человек в него входит, тем более погружается.

- Мир тебе и милым гусяткам! Которые бывают иногда милы, иногда же и гнилы.

- Лицемерие хуже неверия.

- Если слушать чужие речи, придется взвалить осла на плечи.

- Купить — все равно что вошь убить, А продать — все равно что блоху поймать.

- Нужно жить нелицемерно и вести себя примерно, тогда наше дело будет верно, а иначе выйдет скверно.

- Скука — унынию внука, а лени — дочь. Чтобы прогнать ее прочь, в деле потрудись, в молитве не ленись; тогда и скука пройдет, и усердие придет. А если к сему терпение и смирение прибавишь, то от многих зол себя избавишь.

- Терпел Елисей, терпел Моисей, терпел Илия, потерплю и я.

- Чтобы идти в монастырь, надо терпения не воз, а целый обоз.

- Кто хочет себе внимать, тот должен книгу сию внимательнее читать, побольше дома сидеть, поменьше по сторонам глядеть, по келиям не ходить и к себе гостей не водить; других не осуждать, а о своих грехах к Господу Богу воздыхать, дабы получить милость Божию.

фото нижеCollapse )

                                 

                               

                               

Ангелочки к нам сегодня на приход приходили. Причащались. Общались.
Иоанн Предтеча тоже радовался.
С Праздником!
                                     

Именно, именно! Страдает по день нынешний последний пророк, Креститель Господень, Иоанн Предтеча.
В день усекновения его честной главы, когда следовало бы быть в сострадании аскету и первому христианскому монаху Крестителю, а также вспомнить подвиг тех, кто не только душу, но и голову положил за други своя, главной проблемой становится все круглое и острое.
В иной день, то бишь в день рождения Иоанна Предтечи, иная напасть определилась: костры, венки, прыжки, купания в чем мать родила, горячительные напитки и как апофеоз блуд далеко не в мысленном исполнении.
- Меня в ночь Иоанна Купалы мать зачала! – с гордостью вопит подвыпивший молодой человек, а на вопрос, кто отец, вопль переходит в злобное: - А я откуда знаю!?
Чего же так не повезло пророку Предтече? Зачем ему страдания и до и после его мученической смерти? Два единственных в жизни дня: рождение и смерть превращены в события никакого отношения к Иоанну Крестителю не имеющие.
Ответ один и очень простой: до дня нынешнего лукавому он покоя не дает, и в бровь, и в глаз, и в задний таз жалит своей праведностью, святостью и подвигом. Сделать существенного ничего исчадие рода человеческого пророку не может, вот и пакостничает, благо желающих жить в пакости, предостаточно.
Среди языческих богов Ивана Купала не существовало. Вот что пишет об этом киевский архимандрит Алипий (Светличный):
«Божество «Купала» впервые упоминается в поздней Густынской летописи (XVII век) и является плодом недоразумения: летописец, зная о «бесовских игрищах» на Ивана Купалу, принял название праздника за имя языческого бога. Впоследствии это недоразумение было повторено переписчиками, а затем и ранними исследователями славянской мифологии, в результате чего в славянском пантеоне появилось новое «божество».

Дабы не быть голословным и подтвердить слова отца архимандрита, приведу отрывок из Густынской летописи:
«Купало, якоже мню, бяше бог изобилия, якоже у Еллин Церес, емуже безумнии за обилие благодарение приношаху в то время, егда имяше настати жатва. Сему Купалу-бесу еще и доныне в некоторых странах безумнии память совершают, наченше июня 23 дня, в навечерие Рождества Иоанна Предтечи...».
Итак, Купала – это производное от языческого божества солнца – Ярилы. Нет языческих систем, где бы не обожествлялось солнце, а здесь день такой знаковый – летнее солнцестояние: самая короткая ночь, а затем путь к зиме. Чтобы Ярило, сиречь солнце, не померло раньше времени, его, как уверены по сей день язычники необходимо «подкормить», то есть принести чего-нибудь в жертву.
Хорошее и нужное приносить жалко, а вот то, что постоянно лишние растраты требует, внимание отвлекает, жить привольно мешает – это в жертву. Костер, ритуал и в огонь! Дым до неба быстрей всего доходит. Молодежи это тоже касается: если у тебя сил нет через костер перепрыгнуть, то какой толк от слабого и хилого? Гори, гори ясно, дабы не погасло… И чтобы жалость не проявилась, то будет и награда: отдохновение блудное, так как солнце в любой языческой системе есть оплодотворяющие начало, источник жизни и плодородия. После данной кульминации праздника можно и гаданиями таинственными заняться, или квест с поисками цветущего папоротника устроить.



Кто-то из наших священников рассуждая о прыжках через костер спрашивал: знают ли те, кто сигает через костер в эту ночь о том, что они изображают потенциального мертвеца?
Вряд ли знают. Потому-что во всех светских СМИ по сей день: жирным шрифтом на самой читаемой полосе газет или в рейтинговое время на ТВ видим и читаем: «Сегодня праздник Иоанна Купала», а где то в уголочке, курсивом или как дополнение к основной картинке телепередаче вскользь добавлено: «в этот день православные празднуют рождество Иоанна Предтечи»


Еще добавлю мою, довольно давнюю статью на эту же тему

А можно посмотреть?

мой новый рассказ
http://www.pravoslavie.ru/94925.html

                                           
Панихида Троицкой субботы окончилась. Разобрали прихожанки с прихожанами
свои поминальные кануны, поклонились уже закрытым царским вратам и
торопливо разошлись к грядущему празднику готовиться. Троица хоть и непонятна
для многих, но торжество великое, испокон веков день знаковый и радостный.
Валентина, устало вздыхая, сидела на своем видавшем виды стульчике в церковной
лавке. Да и как не устать? С раннего утра записки поминальные, свечи
разнокалиберные и из года в год повторяющийся вопрос о разнице между
поминанием на проскомидии и на самой Литургии. Свои­то, постоянные, знают
премудрости эти, а вот те, которые не часто хождением в церковь себя утруждают,
смотрят недоуменно и математику приходскую с трудом понимают.

Read more...Collapse )

Был такой случай....

Читаю книжку отца Михаила Шполянского (упокой его Господи в селениях Своих!) “Был такой случай”. Есть у него небольшое повествование, как в годы перестроечные, для многих непонятные, и по сути полностью беспредельные, когда воровали и растаскивали все что возможно, жители сельские провода телефонные срезали. Медь тогда сдать можно было за деньги. И вспомнился мне случай местный, похожий, трагический, даже неправдоподобный.

Есть довольно большое село в 30 километрах о нас и рядом с домами высоковольтная линия шла.
Прошел слух, что нет напряжения, прекращена подача электроэнергии. Потянулись к опорам любители меди. Один кусок вырубили, другой наметили, а энергию дали неожиданно. Гибнет молодой парень, буквально камнем падает под опору, вместе с обрубленным проводом.
Крик, гам, плач, шум по всему селу.
Привезли несчастного домой, в гроб уложили, а утром отец убиенного к опоре пошел, обрубленный провод забрать. Не пропадать же добру.
Закончилось все печально.
Двоих местный священник отпевал. Отца и сына.
А линии той электрической не сохранилось.
Всё растащили….






Сегодня после литургии раздали часть гуманитарной помощи полученную из стран ЕС.
В среду грядущую, даст Бог, довезем остальное (не успели разобрать на складе, что кому) и продолжим раздачу.
Надеюсь и на поездку на этой неделе в Ростов-на-Дону за медикаментами.
                                Никольский храм. Ровеньки.jpg

Завтра праздник святителя Николая. В местной газете опубликовал я краткий исторический очерк о старейшем в городе Свято-Никольском храме. Может быть, это будет кому-то интересно.

Read more...Collapse )

Наши мироносицы

                                           
                                                                                                        Ребриково 1991 год


Баба Фрося

Ефросинью Ивановну все звали «баба Фрося». Даже сынок ее, неугомонный приходской зачинатель всех нововведений, и участник каждого приходского события, в свои неполные шестьдесят именно так и величал свою родную мать.
Мужа баба Фрося похоронила еще при развитом социализме и, показывая мне его фотографию, гордо прокомментировала, что он у нее был красавец с бровями, как у Брежнева. Брежневские брови унаследовали и три ее сына, за одного из которых «неугомонного Петра» я уже сказал, а двое иных нынче за границей проживают, причем один рядышком в России, а другого в Чили занесло.
Как то баба Фрося, подходя к кресту, совершенно неожиданно, и безапелляционно сказала:
- Давайте-ка, отец-батюшка ко мне додому сходим, я вам старые карточки покажу. Вам оно полезно будет…
Отказывать баб Фросе – только себе во вред, поэтому, отложив все намеченное, поплелся я после службы за бабушкой на другой конец села философски размышляя, что это бабкино «полезное» мне точно ни к какому боку припека, но идти надобно на глас зовущий.

Жила баба Фрося в старой «сквозной» хате, т.е. в центре хаты вход в коридор с двумя дверьми. Одна дверь, направо, в горницу, за которой, прикрытый шторами зал; другая, налево, в сарай с сеном, дальше куры с гусями, а затем и свинья с коровой друг от друга отгороженные. Все под одной крышей.
Смахнув несуществующую пыль со стула, который точно старше меня по возрасту раза в два, усадила меня бабушка за стол, покрытый плюшевой скатертью в центре которого стояла вазочка с искусственными розами. Вся обстановка в зале своего рода дежа-вю времен моего детства, причем мне не трудно было предугадать даже альбом в котором будут фотографии. Именно таким он и был, прямоугольный с толстыми с рамками листами и московским Кремлем на обложке. Фото, пожелтевшие от времени и обрезанные под виньетку шли последовательно, год за годом, прерываясь советскими поздравительными открытками.

В конце альбома, в пакете от фотобумаги, лежало то, как я подумал, ради чего и привела меня баба Фрося домой. Там были снимки старого, разрушенного в безбожные хрущевские семилетки, храма, наследником которого и является наш нынешний приход.
Деревянная однокупольная церковь, закрытая впервые в 40-ом, затем открытая при немцах в 42-ом и окончательно разобранная в конце шестидесятых выглядела на сереньком фото как-то печально, неухожено и сиротливо.
- Ее уже тогда закрыли – пояснила баба Фрося. - Это мужик мой снимал, перед тем, как зерно из нее вывезли и разобрали по бревнышкам.
На других фото - прихожане. Серьезные, практически одинаковые лица, большинство старенького возраста, сосредоточенно смотрят из своего «далеко» и лишь на одной из них они вместе со священником, облаченного в подрясник и широкополую шляпу.
- Баб Фрось, а куда батюшку тогда отправили, когда храм прикрыли?
- Так он еще почти год тут пожил, дома крестил и к покойникам ходил отпевать, а потом его в Совет районный вызвали, а на следующий день машина подошла, погрузили вещички и увезла его – поведала старушка. – Говорят на родину поехал, он с под Киева был. Бедный.
- А чего «бедный»?
- Так ему тут житья не было - ответствовала баба Фрося. – Последние два года почти весь заработок отбирали в фонды разные, да в налоги. По домам питался. Матушка то у него, сердешная, померла, когда его по судам таскали.
- По судам?
- Эх, мало ты знаешь, отец-батюшка, - продолжила баб Фрося. – На него тогда донос написали, что он в церкви людей призывал облигации не покупать.
- Какие облигации?
- Займы были такие, государство деньги забирало, обещалось вернуть потом.
Облигации я помню. У родителей большая такая пачка была. Красные, синие, зеленые. На них стройки всякие социалистические нарисованы были.
- А что, батюшка, действительно против был?
- Да что ты! – возмутилась баба Фрося. – Ему же просто сказали, что он должен через церковь на несколько тыщ облигаций этих распространить, а он и не выполнил. Кто ж возьмет то, когда за трудодни в колхозе деньгами и не давали.

Пока я рассматривал остальные снимки, баба Фрося, подперев кулачком седую голову, потихоньку объясняла кто и что на них и все время внимательно на меня смотрела. Меня не покидало ощущение, что главное она еще не сказала и эти фото и ее рассказы лишь прелюдия к иному событию.
Так оно и случилось.
Баб Фрося вздохнула, перевязала платочек, как то более увереннее умастилась на стуле и спросила:
- А скажи-ка ты мне, отец-батюшка, церквы закрывать еще будут?
- Чего это вы, баб Фрось? Нынче времена не те…
- Кто его знает, кроме Бога никому ничего не известно, да и вон и Марфа все талдычит, что скоро опять гонения начнутся.
- Баб Фрось, - прервал я старушку, - у Марфы каждый день конец света. И паспорта не те и петухи не так поют, и пшеница в клубок завивается…
- Да это то так, я и сама ей говорила, что не надо каждый день себя хоронить.
Баба Фрося, как то решительно встала со стула, подошла к стоящему между телевизором в углу и сервантом большому старому комоду. Открыла нижний ящик и вынула из него укутанный в зеленый бархат большой прямоугольный сверток. Положила на стол и развернула…
Предо мной была большая, на дереве писанная икона Сошествия Святаго Духа на апостолов. Наша храмовая икона…
- Это что, оттуда, со старого храма? – начал догадываться я.
- Она, отец-батюшка, она.
- Баб Фрось, что ж вы раньше ничего и никому не говорили? – невольно вырвалось у меня.
- А как скажешь? Вдруг опять закроют, ведь два раза уже закрывали и каждый раз я ее уносила из церквы, - кивнула на икону бабушка. Что ж опять воровать? Так у меня и сил больше тех нет.
Как воровать?
- А так батюшечка. Когда в первый раз храм то закрыли и клуб там сделали, уполномоченный с района решил эту икону забрать. Куда не знаю, но не сдавать государству. Номер на нее не проставили. А ночевать у нас остался.
- Ну и?
- Ночью я ту икону спрятала, а в сапог ему в тряпочке гнездо осиное положила. Он от боли и икону искать не захотел. Хоть и матерился на все село…
- А второй раз, баб Фрось?
- Второй тяжко было. Мы с мужиком то, когда храм то опечатали уже, ночью в окно церковное, как тати, влезли и забрали икону. Окно высоко было – продолжала рассказ старушка, - я зацепилась об косяк и упала наземь, руку и сломала.
- И не узнали?
- А как они узнают? – хитро усмехнулась баб Фрося. – Когда милиция к нам пришла то, муж мой уже меня в район повез, в больницу, перелом то большой был, косточки выглянули…. А детишки сказали, что я два дня назад руку сломала. Вот она, милиция то, и решила, что с поломанной рукой я в церкву не полезла бы. Хоть и думали на меня.

… Мне нечего было сказать. Я просто смотрел на бабу Фросю и на икону, спасенную ею. Нынче в центре храма эта икона, на своем месте, где ей и быть положено, а бабушка уже на кладбище.
Тело на погосте, а душа ее на приходе. У иконы обретается.
Всегда там. Я это точно знаю.